Статья опубликована в № 1740 от 13.11.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Ничего личного

От редакции: Ничего личного

Свобода или безопасность? Этот выбор в последнее время вновь стал актуальным для граждан разных стран независимо от уровня развития экономики и демократических институтов. Новое исследование правозащитной организации Privacy International (PI), сравнивающее уровень защиты личных прав – или скорее личного пространства (privacy) – в разных странах, показывает, что право на жизнь в нынешний исторический момент побеждает право на личную свободу.

В рейтинге PI ранжированы 37 стран на основе 13 параметров. Изучались законодательно закрепленные права граждан, правоприменительная практика, наличие камер слежения в общественных местах, незащищенность персональных данных, особенности паспортной и прочей идентификационной системы, но что особенно важно – гарантированность сохранения в стране демократии. Беглого взгляда на эти параметры достаточно, чтобы предсказать место России в рейтинге: она стала третьей с конца с 1,4 балла из 5 возможных. Меньше только у Малайзии и Китая (1,3). Флагманы западной демократии также набрали немного: Великобритания получила 1,5 балла, попав вместе с Россией и Китаем в “черный пояс” cтран, которым свойствен тотальный контроль над населением, США – немногим больше, 2 балла, оказавшись вместе с Таиландом и Филиппинами в “красном поясе”, в котором контроль также всеохватывающий, но более поверхностный.

Лидеры рейтинга – Германия (3,9), Бельгия (3,2), Австрия (3,2), Греция (3,1) и Болгария (3). Ни одна страна не только не набрала высшего балла, но даже недотянула до четверки. В пятерке лидеров наблюдается или значительный уровень защиты личного пространства, как в Германии, или адекватный, как у четырех других, но все пять стран характеризуются значительными законодательными гарантиями (личные права прописаны и в конституции, и в законах) и соответствующей правоприменительной практикой, а также слабым ежедневным контролем (отсутствие видеонаблюдения) и высокой степенью демократичности.

Россия и Великобритания оказались в наихудшей группе по семи параметрам, США – по шести. Схожие результаты, полученные этими странами, легко объяснить: они подверглись в последние годы страшным террористическим атакам. Логично, что сразу после теракта граждане больше беспокоятся о безопасности. В США зимой 2001–2002 гг. 45% опрошенных организацией Civil Liberties Survey были готовы к ущемлению своих свобод ради безопасности (а 55% – не готовы). В России в сентябре 2004 г., после Беслана, предпочтение безопасности перед правами человека отдавали 65% населения (данные ВЦИОМ), наоборот – 27%.

Американский опрос летом 2006 г. (проведенный по заказу CBS) показал, что готовность делиться свободами снизилась: лишь 39% волновало, что власти недостаточно активно борются с террором. В то же время лишь 46% считали, что власти попирают гражданские права. В России изменения более заметны: в августе 2006 г. только 45% предпочитали безопасность, количество сторонников прав человека выросло до 44% (ВЦИОМ).

Да, мир еще не нашел адекватного ответа на вызов терроризма. Но есть разница в путях поиска. В США и Великобритании власти пошли по пути технологических решений: прослушивание телефонных разговоров, отслеживание подозрительных финансовых сделок, ужесточение контроля в аэропортах, увеличивающийся видеоконтроль (в Великобритании установлено около 4,2 млн камер видеонаблюдения, т. е. по одной на 14 человек). В рейтинге PI cоответствующие параметры для России вообще остались без оценки, в то время как Великобритания и США по параметру “видеонаблюдение” получили 1 и 2 балла соответственно. Россия же последовательно идет по пути институциональных изменений, укрепляя “вертикаль власти”. По параметру “сохранение демократии” США и Великобритания получили 4 и 3 балла соответственно, Россия – единицу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать