Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1750 от 27.11.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Бюджет инфляции

От редакции: Бюджет инфляции

В конце минувшей недели депутаты окончательно приняли самый большой бюджет в истории России. Этот документ – детище эпохи сверхдоходов. Рост расходов в нем почти в два раза обгоняет увеличение доходов (более 26% и 13–15% соответственно). Но уникален бюджет следующего года прежде всего ценой на нефть: за расчетную в бюджете взята не заниженная, как раньше, а завышенная оценка – государство надеется, что в 2007 г. баррель нефти сорта Urals будет стоить $61. В бюджете 2006 г. была заложена цена в $40 за баррель, в 2005 г. – $28.

В пятницу баррель Urals стоил $56,8, и особенного роста никто не ждет – скажем, фьючерсы на нефть марки Brent на июнь 2007 г. cтоят сегодня около $63,5 за баррель, а Urals традиционно стоит на $4–5 дешевле. Видимо, правительственные чиновники обладают тайным знанием, ведь только благодаря завышенной цене на нефть гигантские расходы все же не превышают доходы. Такая вера в конъюнктуру объяснима. Уникальный бюджет должен обеспечить правительству дополнительные средства. Если забыть про закрытые статьи бюджета (их доля в 2007 г. более 12% всех расходов, и это вовсе не только военные статьи), то назначение выросших затрат ни для кого не секрет: в 2007 г. – парламентские выборы, а в начале 2008 г. – президентские.

“Социальность” следующего года берет истоки еще в бюджете 2006 г., который также ознаменовался серьезным ростом расходов. Бюджет 2005 г. был очень урожайным, и сверхдоходы пошли на повышение зарплат бюджетникам, пенсий, социальные программы и нацпроекты. Что интересно, ведомства с увеличением денежного потока не справились – кассовый профицит (разница между тем, сколько выделено и сколько реально израсходовано) на конец года может превысить 800 млрд руб. Но помимо несвоевременного расходования есть проблема и посерьезней – эффективность дополнительных расходов не очевидна. Рост зарплаты у бюджетников едва ли повысил эффективность государственных служб и не помог снизить коррупцию. Ни одно исследование не показывает ее снижения, есть лишь признаки ухудшения.

Повышение пенсий минимум наполовину поглощается неснижающейся инфляцией, в свою очередь объясняющейся непроцентным ростом госрасходов. Темпы же реализации нацпроектов – флагманов национальной социальной политики – не впечатляют, а их итоговая эффективность под большим вопросом. Те из них, которые касаются человека, сводятся к простому вливанию средств в социальную сферу, сформированную еще в советское время и сегодня нуждающуюся не в текущем финансировании, а в структурных изменениях. В 2007 г. финансирование этих сфер увеличено – расходы на образование вырастут более чем на 60%, а на здравоохранение – более чем на 30%, а вот про модернизацию ни системы высшего образования, ни медицины пока ничего не слышно. Скорее всего эффективность останется на том же уровне – средства израсходовать не успеют, а те, что будут потрачены, пойдут на программы с неочевидной отдачей.

Важно понимать и то, за счет чего покрывается опережающий рост расходов над доходами: амбициозные планы текущей власти ударят по экономике России в будущем – государство уже начало сокращать свои сбережения. В 2005 г. профицит бюджета составил рекордные 7,5% ВВП, в этом году ожидается, что он достигнет 1,7 трлн руб. (т. е. 7–7,3% ВВП), но вот в 2007 г. профицит будет меньше и в абсолютных, и в относительных цифрах – 1,5 трлн руб., или 4,8% ВВП. Помимо того что социальные программы дня сегодняшнего идут в ущерб дню завтрашнему, у такой политики есть и еще один существенный минус. Правительство подсаживает на нефтяную иглу все население России: упадет нефть – упадут и зарплата медиков, и пенсии, и качество образования. Впрочем, все честно – при таком раскладе в нефтяную зависимость попадают и политики, которые надеются выиграть выборы за счет раздутых социальных трат.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more