Статья опубликована в № 1751 от 28.11.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Смертельная забава

От редакции: Смертельная забава

В выходные подмосковное молодежное движение “Местные” провело “рейд” по 20 рынкам, чтобы, по их словам, “выполнить наказ президента”. “Мы не хотим, чтобы слова президента о беспределе перекупщиков на рынках “замылили”, и сами выполним его наказ”, – сказал один из лидеров движения. Он рассказал также о новой “русской забаве” “Найди нелегала”. Попытки “местных” без всяких правовых оснований проверять документы у “неместных” завершались предсказуемо – стычками с проверяемыми. Милиция задержала 53 торговца и 30 участников рейда. По информации организаторов акции, в ней участвовало 6000 молодых людей.

Даже если рейд – проявленное руководителями подмосковной молодежи усердие не по чину, такая самодеятельность – тревожный симптом. “Россия для русских” остается популярным лозунгом. По данным “Левада-центра”, число активных его сторонников снизилось несильно – с 21% в 2003 г. до 17% в 2006-м. В 2003 г. 32% опрошенных, а в 2006 г. – 37% отвечали, что этот принцип можно проводить “в разумных пределах”. За тот же период с 21% до 28% выросла доля тех, кто считает этот лозунг фашистским.

Чем же опасна игра на антииммигрантских настроениях? Условная граница между безопасным и агрессивным национализмом никогда не выдерживала давления. Попытки вырастить ручных некусачих ксенофобов и заменить ими агрессивных любителей квазинацистской символики обречены на провал. Псевдопатриоты, собранные по разнарядке администраций предприятий и учебных заведений, либо проиграют “настоящим” борцам с мигрантами, либо вынуждены будут стать агрессивнее своих соперников и выйдут из-под контроля кураторов.

Использование ксенофобии в любых целях – опасное безумие, которое оборачивается против организаторов. Сто лет назад правительство и двор пытались приручить руководителей Русской монархической партии и Союза русского народа – Владимира Грингмута, Александра Дубровина, Николая Маркова и Владимира Пуришкевича. В начале ХХ в. русский народ, говорили они, нес все налоговые и иные тяготы, а инородцы умышленно тормозили инициативу отечественных предпринимателей и оградили монарха от народа. Власть поддерживала националистов административным ресурсом. Им тайно выделяли оружие и деньги, их листовки печатались в государственных типографиях. Во время столкновений “истинно русских” людей с оппозицией и даже во время погромов полиция и армия нередко бездействовали.

Националисты, повинные в покушении на экс-премьера Сергея Витте и лидера кадетов Павла Милюкова, не понесли должного наказания. Из 1860 “истинных патриотов”, преданных суду за преступления, совершенные в 1905–1906 гг., более 1700 были помилованы сенатом или царем. Они охотно делили с властью лавры победителей революции. Однако, когда после неудач русской армии в Первой мировой войне черносотенцы почувствовали, что власть слабеет, многие из них переметнулись к оппозиции, требовали расследовать деятельность высших сановников и членов царской семьи. Разрабатывались даже планы свержения царя. А один из правых монархистов, Василий Шульгин, принял в феврале 1917 г. акт отречения Николая II.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать