Статья опубликована в № 1755 от 04.12.2006 под заголовком: ПРАВИЛА ИГРЫ: Свобода прессы

Правила игры: Свобода прессы

Успехи Бориса Березовского – политического практика остались в прошлом, у Березовского – идеолога оппозиции курсу президента Путина практически нет сторонников. Реакция общества и у нас в стране, и за рубежом на последние лондонские события показывает, что даже те, кто видит руку Кремля в убийстве Александра Литвиненко, не склонны испытывать симпатии к оппозиционеру Березовскому. Если его роль в разрушении юной российской демократии, начавшемся в конце прошлого века, неясна, да наверняка и не сыграна до конца, то его причастность не вызывает сомнений. Тем не менее в уходящем году произошло событие, которое он может записать себе в актив как истинный поборник демократии. А именно: продажа газеты “Коммерсантъ”.

Конечно, нет никакой заслуги в самой продаже. Заслуга Березовского состоит в том, что теперь есть ответ на вопрос, может ли газета принадлежать олигарху, крупному бизнесмену и политическому игроку, и оставаться независимым и полноценным источником информации. Ответ: может. За шесть лет, в течение которых олигарх владел изданием, оно оставалось одним из лидеров российской печати – независимым и компетентным. Это особенно удивительно на фоне политической активности и бурной экономической деятельности, которую вел все это время владелец. События меньшего масштаба в жизни владельцев привели когда-то к гибели газет “Сегодня” (сначала нефизической) и “Русский телеграф” и многих других изданий. Пример газеты “Известия”, в которой чувствительность владельцев к политической конъюнктуре привела к исходу худшему, чем просто закрытие издания, у всех перед глазами.

Скептик скажет, что независимость издания поддерживалась только потому, что это было политически выгодно владельцу. Независимость, к слову, часто выгодна и экономически, особенно на фоне сужения информационного пространства. Но допустим, что скептик прав: независимость была выгодна Березовскому по политическим соображениям, потому что она была невыгодна оппонентам олигарха. Так именно в этом и состоит свобода прессы: пресса в стране свободна не тогда, когда все издания выражают все мыслимые точки зрения, а когда издания принадлежат разным владельцам с враждебными интересами. В этом смысле пресса была куда свободнее пять лет назад, когда принадлежащие разным олигархам газеты поливали друг друга негативной информацией. Несколько слабых фонарей, развешанных вдоль улицы, позволяют увидеть больше, чем один мощный.

Простое рассуждение “конкуренция или даже вражда делают информацию оружием и позволяют гражданину-читателю знать факты и выслушивать мнения” показывает, что, собственно, угроза свободе прессы существует только с одной стороны. Только государство может стать монополистом на рынке информации. Если бы Елена Батурина не была женой московского мэра, то давление (с чьей бы то ни было стороны) на издателей Forbes не было бы борьбой со свободой прессы. Так что если “Коммерсантъ” купил крупный бизнесмен, то и скорое закрытие отдела “Мнения и комментарии”, и уход “золотых перьев” – не признак какого-либо кризиса, а обычная притирка. Совсем другое дело, если его купил топ-менеджер государственной корпорации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать