Статья опубликована в № 1775 от 10.01.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Редкий язык

От редакции: Редкий язык

Наступивший год объявлен годом русского языка, и это можно только приветствовать. Пора напомнить и самим себе, и миру, что язык и культура для России исторически важнее, чем нефть и газ. Как ресурс они, в отличие от нефти, – возобновляемые. А как политический инструмент, в отличие от газовой заглушки, – дружелюбные.

Правильная культурная политика вполне способна сломать негативные стереотипы, созданные событиями недавней истории, зарубежными политиками и прессой. Но для этого нужны не “планы мероприятий на год”, а постоянно действующий институт, занимающийся обучением русскому языку и распространением знаний о российских культурных достижениях в мире. Почему такой всемирной сети русской культуры до сих пор нет – понять невозможно. То, что эти функции частично исполняются посольствами, бюро “РИА Новости” и просто энтузиастами, – свидетельство нерешенности проблемы.

Множеством стран уже накоплен богатый опыт в этой области. В 1951 г., через шесть лет после окончания Второй мировой войны, правительство ФРГ создало Институт Гете для пропаганды немецкой культуры и изучения немецкого языка в странах проживания диаспор. Сейчас 144 его филиала работают в 80 государствах. Британский совет, действующий с 1945 г., работает в подавляющем большинстве государств земного шара. Франция в период распада своей колониальной империи в 1950–1960-е гг. начала реализацию программы франкофонии, которая действует сегодня в 100 странах с общим населением 500 млн человек. Во Франции есть министр по делам развития, сотрудничества и франкофонии. Организованный с аналогичными целями в 1991 г. испанский Институт Сервантеса работает в 44 странах.

Затраты Британского совета в 2005/2006 финансовом году составили 512,68 млн фунтов стерлингов (765,2 млн евро), из них 189,6 млн фунтов (282,9 млн евро) – на поддержку изучения английского языка. Правительство Германии потратило в 2005 г. 166 млн евро на содержание Института Гете. Париж ежегодно выделяет на программу франкофонии 150–160 млн евро (остальные 50–60 млн поступают из Канады, Бельгии и от частных спонсоров). Институт Сервантеса получает из испанской казны 62 млн евро в год.

В России уже действует федеральная целевая программа по развитию русского языка в 2006–2010 гг., которая призвана пропагандировать его за рубежом и улучшить качество обучения в национальных республиках России. Там даже есть цифры – насколько должны вырасти доли населения стран СНГ и Балтии, обучающегося русскому языку (с нынешних 10% до фантастических 50%). На все это Москва намерена потратить 1,58 млрд руб. – около 47 млн евро за все годы. Цифры можно придумывать сколько угодно, но сейчас даже энтузиастам изучения русского языка в других странах прийти за поддержкой некуда – в отличие от интересующихся немецким или испанским. Русский рискует стать в мире экзотическим, редким языком.

Дело не только в деньгах, но и в воспитании уважительного отношения к языку и его изучению в обществе. По данным ФОМ, в России профессию филолога считают престижной всего 4% опрошенных, тогда как юриста – 29%, психолога – 25%. Во Франции этот разрыв тоже существует, но он не так заметен – 6%, 17% и 16%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать