Статья опубликована в № 1778 от 15.01.2007 под заголовком: ПРАВИЛА ИГРЫ: Снова социализм

Правила игры: Снова социализм

Когда Фрэнсис Фукуяма писал пятнадцать лет назад про “конец истории”, все казалось прозрачным. По всему миру на смену диктатурам приходили демократии, потому что демократия в сочетании с рыночной экономикой являются той формой организации общества, которая обеспечивает богатство и процветание граждан. То, что в значительной части стран бывшего СССР стали складываться недемократические режимы, было бы еще полбеды, но в последние годы в странах Латинской Америки, которые были, казалось, образцами маршрута от диктатур к демократиям, наметился двойной поворот. Во-первых, “налево”, к большому государству. Во-вторых, “вниз”, по пути ограничений той самой демократии, которая сделала эти повороты возможными.

Прошедший год закрепил в роли лидера нового поворота Уго Чавеса, президента Венесуэлы. Президентом Боливии стал Эво Моралес, а президентом Эквадора – Рафаэль Корреа, не скрывающие своего намерения идти по пути Чавеса – к экономике дирижизма, политике ограничения демократии и антиамериканизма. В Мексике ничтожная четверть процента голосов помешала Лопесу Обрадору победить на выборах. Не все левые лидеры – а этот список включает и Мишель Башелет в Чили, и Лулу в Бразилии, и Нестора Киршнера в Аргентине – обозначили сходные цели, но тенденция впечатляет.

Сам Фукуяма объяснил успехи Чавеса и его государственной философии, “чавизма”, одним словом: “нефть”. Но помимо высоких цен на нефть есть и другие временные причины. Администрация Буша, увязнув в Ираке, запустила дела на своем заднем дворе. Если даже в годы самого пристального внимания и активного вмешательства успехи перемежались с провалами, то в оставленной без внимания части света антиамериканизм стал дополнительной выигрышной темой для левых популистов.

Однако и цены на нефть, и невнимание американской администрации не являются основными причинами “левого поворота”. Гораздо важнее то, что власть бедного большинства плохо совместима с идеями свободного рынка: оно всегда предпочтет вмешательство государства в экономическую деятельность и масштабное перераспределение богатства в свою пользу. Эпоха дерегулирования и децентрализации в развивающемся мире, вдохновленная идеями и успехами Рейгана и Тэтчер в развитом, была историческим исключением, а не правилом. Чавес, произнеся на прошлой неделе заветное слово “социализм”, лишь подчеркнул это возвращение к нормальному положению вещей: в стране с большим неравенством голосование приводит к власти левых популистов. При этом, начав с обещаний перераспределения, они в первую очередь заботятся о сохранении своей власти, сворачивая демократические институты, которые сделали возможным их появление. На прошлой неделе Чавес, уже нарушивший те ограничения на количество президентских сроков, которые действовали в момент его первого избрания, объявил о грядущем отзыве лицензии у ведущего независимого телеканала.

Однако того закона, что двадцать лет назад привел к появлению идеологии Рейгана и Тэтчер, никто не отменял. Экономическая эффективность требует свободы обмена информацией и защиты прав собственности. Нет сомнений, что в битве между экономической эффективностью и демократической тенденцией к популизму у экономической стороны еще наступят светлые дни. В том числе и в одной, отдельно взятой стране.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать