От редакции: Искусственное дыхание


Очередная, девятая попытка принять этический кодекс депутата Госдумы, вероятно, связана с недавним российским скандалом в Куршевеле. Коллеги долго пытались вычислить депутата, который якобы был задержан французской полицией вместе с Михаилом Прохоровым, но так и не смогли и решили, видимо, заняться профилактикой. Непонятно при этом, зачем вообще российским депутатам кодекс этики.

Принятие такого документа в любом случае нелегкое дело. Предыдущие восемь версий были отвергнуты, о чем напомнил вчера глава комиссии по мандатным вопросам и вопросам депутатской этики Геннадий Райков. Но к этике возвращались снова и снова – как правило, после драки, словесной перепалки или особо выдающегося случая неадекватного поведения кого-нибудь из народных избранников. Главным поставщиком поводов всегда был Владимир Жириновский, отметившийся несколькими драками, а также нелицеприятными высказываниями в адрес президента США во время визита в Ирак (достоверность соответствующей видеозаписи не была ни подтверждена, ни опровергнута). Вице-спикеру всегда удавалось выходить сухим из воды. К другим депутатам применялось единственное существующее наказание – лишение микрофона на срок до месяца – за оскорбление коллег. Впрочем, нынешний созыв Госдумы можно назвать тишайшим: с начала работы в 2004 г. можно вспомнить только одну драку – между родинцем Андреем Савельевым и группой депутатов от ЛДПР. Относительно редкими стали и перепалки с использованием крепких выражений.

Закон “О статусе депутата Госдумы и члена Совета Федерации” (9-я статья) обязывает парламентариев соблюдать этические нормы, а 45-я статья регламента нижней палаты требует “не употреблять в своей речи грубые, оскорбительные выражения, наносящие ущерб чести и достоинству депутатов Государственной думы и других лиц”. Возможно, этого действительно недостаточно. Впрочем, раз кодекс не принят до сих пор, значит, депутаты как-то справлялись и без него. Каково функциональное значение такого кодекса? Чтобы не поубивали друг друга? Ну так не поубивали же до сих пор, а уважать кодексом не заставишь, тут нужно воспитание.

Очень многое в работе парламентариев требует законодательного регулирования, например лоббистская деятельность. Но соответствующий проект пылится в думских кабинетах уже несколько лет. А новый проект этического кодекса ничего о лоббизме не говорит. Зато предлагает ввести денежные наказания за прогулы и ограничение практики депутатских запросов. Нарушением, по словам Райкова, будет считаться запрос, представляющий собой “вмешательство в судебные и следственные действия”. Формулировка довольно расплывчатая. Ранее, напомним, депутаты сами ограничили собственные возможности парламентского расследования и полномочия выбора главы Счетной палаты – теперь его кандидатуру представляет президент.

Этический кодекс предлагает также взыскивать с депутатов часть зарплаты за прогулы. Правда, определить прогульщика по данным голосования не удастся: практика голосования по доверенностям давно укоренилась в Думе. Возможно, в ход пойдет анализ фиксации электронных пропусков. Но для многих прогульщиков зарплата депутата (чуть более 90 000 руб. в месяц) – сумма, которой можно пренебречь.

Может быть, с помощью кодекса депутаты решили поправить свой имидж в обществе? По данным проведенного в конце 2005 г. опроса “Левада-центра”, криминальной депутатскую работу называют 19% опрошенных – впереди только милиционеры с 38%. Но после нововведений в избирательном законодательстве народные избранники не так уж сильно зависят от избирателей. Зачем же им имидж? И зачем им этические правила, ведь их соблюдение было бы важно, будь они подлинно самостоятельной ветвью власти. Вероятно, кодекс никак не удается принять потому, что он не нужен.