Статья опубликована в № 1807 от 26.02.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Старомодный газ

От редакции: Старомодный газ

Развитые страны становятся все более экологически сознательными. Это проявляется не только в законодательных ограничениях для промышленных производств, но и в отношении населения к потреблению “грязных” продуктов и энергии.

Лидером в борьбе за чистоту природы является, пожалуй, ЕС, где с начала 1990-х гг. действуют налоги на выбросы углекислого газа в атмосферу. На днях министры по вопросам окружающей среды стран EС официально одобрили предложение Eврокомиссии снизить выбросы парниковых газов на 20% к 2020 г. (по сравнению с 1990 г.). Европа также собирается довести долю биотоплива в общем объеме используемого топлива до 10%, а долю возобновляемой энергии в общем энергопотреблении – до 20%.

В эти же дни правительство Японии рассматривает план по увеличению производства биоэтанола – к 2030 г. японцы хотят производить 6 млн килолитров топлива, т. е. 10% от прогнозируемого объема потребления бензина. Вообще, по данным Worldwatch Institute, опубликованным в прошлом году, не менее 43 государств реализуют планы по переходу на использование возобновляемых источников энергии. В среднем к 2010 г. эти страны планируют получать от 5% до 30% электроэнергии за счет использования энергии воды, солнца, ветра, биомассы.

Легко заметить, что большинство стран, увлеченных альтернативной энергетикой, не имеют своих достаточных запасов углеводородов. Казалось бы, что тут должно заботить Россию? Большинство альтернативных источников энергии еще не скоро смогут всерьез конкурировать с углеводородами. Цена на энергоносители остается высокой, запасы их еще достаточно велики, “Газпром” царит на рынке продавца: долгосрочные контракты продлеваются, покупатели ворчат, но соглашаются на новые цены.

Да, в краткосрочной и среднесрочной перспективе все так. Но чем дольше нефть и газ будут дорогими, тем быстрее будет снижаться потребность в них. Международное энергетическое агентство предполагает, что предложение энергоносителей будет отставать от спроса, что ускорит переход на альтернативные источники. От подобных прогнозов можно было бы отмахнуться, если бы речь шла только о запасах.

Но есть еще потребительские настроения. Гражданам западных стран (покупателям наших энергоресурсов) все больше нравится экономить топливо и пользоваться продуктами, произведенными по зеленым технологиям. В развитых обществах определяющая потребительская (и политическая) сила – средний класс, люди, обладающие достаточным уровнем доходов и достаточным образованием, чтобы думать не только о выживании своей семьи, но и о создании приемлемых условий для будущей жизни детей и внуков. Общество потребления медленно, но верно превращается в общество сознательного экологичного потребления.

Крупные производители тоже нашли экологичную выгоду. Вот, например, руководители более 100 крупных промышленных компаний, объединенных в организацию “Глобальный круглый стол по проблеме изменения климата”, приняли во вторник план снижения выброса в атмосферу газов, вызывающих парниковый эффект. Они призвали правительства стран мира скорее установить величины снижения выбросов и определить объемы выплат, которые следует возложить на организации, виновные в превышении установленных норм. То есть речь идет о новых условиях конкуренции. Экологические ограничения стимулируют инновации в определенном направлении. Тот, кто будет в первых рядах, получит конкурентные преимущества на экологичном рынке будущего.

Если бы цена нефти упала, мы могли бы надеяться на вынужденную модернизацию в России. А сейчас вынужден ускоренно модернизироваться потребитель. В результате нам опять достается догоняющая модель. Мы еще долго будем оставаться немодными. Не проспать бы момент, когда и энергорынок из рынка продавца превратится в рынок покупателя.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать