Статья опубликована в № 1807 от 26.02.2007 под заголовком: ПРАВИЛА ИГРЫ: Вырваться из провинции

Правила игры: Вырваться из провинции

Обсуждение нового проекта устава Российской академии наук – конечно, важное событие для ученых. Но больше для тех, кто работает в областях, которыми Россия традиционно сильна. Для тех же дисциплин, где отечественной школы практически не существует, таких как экономическая наука, основные события куда мельче, чем изменения в академии.

В экономической науке наиболее цитируемые в мире (а это объективный показатель научных достижений) действующие российские экономисты не входят в первые 2000 в мире; лучший по этому показателю – российский факультет экономики (РЭШ) – занимает примерно 100-е место среди исследовательских коллективов в Европе, а второй – где-то за пределами 400. Так что события, которые мы в научной экономической среде считаем важными, со стороны мало заметны.

Но тем не менее эти сдвиги очень важны. Только что два молодых московских экономиста, имеющих самые высокие рейтинги цитирования, стали редакторами довольно солидных международных журналов – Economics of Transition и Journal of Comparative Economics. Поскольку мировая экономическая наука очень интегрирована (по крайней мере, по сравнению с другими общественными науками), это хороший знак. Однако куда более важные сдвиги происходят на другом фронте.

Во всем мире экономические факультеты нанимают выпускников других вузов на международном рынке. В этом году к двум маленьким вузам – Российской экономической школе и Московскому институту экономики и финансов, совместному проекту ВШЭ и Лондонской школы экономики, которые уже несколько лет нанимают преподавателей на начальные профессорские позиции таким образом, прибавился государственный гигант – Высшая школа экономики. Стандартная практика такова: сначала по представленным претендентами препринтам и рекомендациям их научных руководителей отбирается несколько десятков кандидатов для интервью, из них 5–10 получают приглашение выступить на семинаре в самом вузе и встретиться с уже работающими преподавателями, а уже из них отбираются те, кому делают предложения о работе. У этого рынка есть свои особенности, и главная из них – исключительная конкурентность. Факультету, не входящему в верхние мировые эшелоны, как правило, не приходится рассчитывать на сильных кандидатов. Дополнительную сложность создает и необходимость преподавать по-русски (в Испании, Голландии, Швеции, Австрии, Венгрии ведущие экономические программы работают на английском). Тем не менее в Москве сейчас работают профессора экономики, закончившие аспирантуру Гарварда, МТИ, Мичиганского, Питсбургского и других ведущих университетов. Результаты “сезона охоты 2007” пока окончательно неизвестны, но с большой вероятностью список ведущих вузов – поставщиков российской экономической науки расширится.

Для страны, которая скоро займет по ВВП место в середине десятки, выглядит как-то не очень солидно. Можно, впрочем, порадоваться за наших за границей. Анна Микушева, выпускница мехмата МГУ и РЭШ, только что окончившая аспирантуру в Гарварде, получила работу в МТИ, а Юрий Городниченко, до Мичиганского университета окончивший программу EERC в Киеве, – в бизнес-школе Чикагского университета. Соревноваться за таких кандидатов российским вузам пока не хватает денег. Зато уже хватает ума.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать