Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1820 от 16.03.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Машина из сена

От редакции: Машина из сена

Весной просыпается природа, больше становится надежд и больше оптимизма. Вчера министр сельского хозяйства Алексей Гордеев заявил, что Россия собирается производить топливо из зерна и рапса: заводы уже строятся, а в будущем Россия сможет и экспортировать топливо. А Михаил Прохоров, который досрочно ушел с поста гендиректора “Норильского никеля”, смотрит еще дальше. Он, в частности, собирается активнее заняться водородной энергетикой.

Планы чиновников и бизнесменов кажутся перспективными и современными. Но красота и блеск этих планов меркнет на фоне стагнации в традиционном ТЭКе – не исключено, что в ближайшем будущем России будет не хватать топлива настоящего, а не “топлива будущего”.

Биотопливо – одна из самых модных тем в развитых странах. Речь идет о новом глобальном источнике энергии: если раньше сельское хозяйство было потребителем энергоресурсов, то в будущем может стать его производителем. Мода коснулась и России – в 2006 г. несколько компаний заявили о планах инвестировать в российское производство “зеленого бензина” около $1 млрд. Спрос уже формируется: основным потребителем биотоплива должен стать Европейский союз, который планирует к 2020 г. увеличить долю биотоплива в энергобалансе до 20%.

Но на этом благоприятные условия и заканчиваются. Для производства биотоплива необходим определенный уровень развития агрокомплекса: мода на биотопливо может привести к структурным изменениям на аграрном рынке, к которым Россия еще не готова. Главное сырье для биотоплива в мире – сахарный тростник, рапс и кукуруза. В России выращиваются только последние две культуры, и, по словам гендиректора Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрия Рылько, они традиционно не основные для российского сельского хозяйства. Собираемых сегодня объемов попросту недостаточно для масштабного производства биотоплива. Вчера на пресс-конференции Алексей Гордеев привел цифры весеннего посева: планируется засеять 49 млн га. На кукурузу придется 1,4 млн га посевной площади (2,8% от всей площади), на рапс – 671 100 га (1,3%).

На сегодняшнем этапе производство биотоплива невозможно без господдержки. По словам Рылько, если ее не учитывать, то экономики в этой сфере нет вообще – пока еще только идут разработки, позволяющие достичь сравнимой себестоимости при производстве биотоплива и обычного углеводородного.

Схожие проблемы уже проявляются и в российском традиционном ТЭКе. Падающие темпы роста нефтедобычи – тенденция уже нескольких лет, газовая промышленность, не страдающая от отсутствия господдержки, показывает еще более печальные результаты: минимальный рост добычи “Газпрома” обещает обернуться дефицитом газа уже в этом году. До последнего времени ТЭК при этом оставался сверхприбыльным, но и эта ситуация может оказаться не вечной. Вчера Альфа-банк значительно понизил свои оценки стоимости российских нефтяных компаний, объяснив это неприбыльностью разработки новых месторождений – налоги и затраты на добычу слишком высоки. О биотопливе как реальной альтернативе в российских условиях говорить пока рано, а перспективы водородной энергии еще более туманны – о ее промышленном и экономически обоснованном производстве можно будет говорить только через десятилетия. В том же Евросоюзе, по оценкам экспертов, к 2020 г. лишь 1% автомобилей будет ездить на водородном топливе: его производство слишком дорогостоящее и не способно конкурировать с производством бензина и дизеля.

Российским бизнесменам и чиновникам необходимо спуститься с небес на землю – прежде чем мечтать об экспорте биотоплива и переходе на водородную энергию, стоит разобраться с традиционными энергоресурсами. Пора уже разработать внятную и комплексную энергетическую стратегию, предусматривающую и водород, и кукурузу, но прежде них все-таки газ, нефть и наименее задействованный в России ресурс – сбережение энергии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать