Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1828 от 28.03.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Распределитель

От редакции: Распределитель

Интриги не вышло. Результаты первого аукциона по продаже активов ЮКОСа были ожидаемы: “Роснефть” в лице ООО “РН-Развитие” купила кусок самой себя, выложив за собственные акции и векселя “Юганскнефтегаза” 197,8 млрд руб. ($7,6 млрд). Благодаря второму участнику торгов – “Самотлорнефтегазу”, 100%-ной “дочке” ТНК-BP, аукцион оказался небезальтернативным. Но реальной конкуренции не было: окончательная цена лота оказалась лишь на 1,18% выше первоначальной (подробнее см. статью на стр. А1). Это создает ощущение заданности результата: будущие владельцы активов ЮКОСа заранее определены, и аукционы в данном случае выполняют не рыночную, а распределительную функцию.

При проведении аукционов всегда существует возможность повлиять на результаты с помощью сговора участников или коррупции организаторов. И то и другое приводит к занижению финансовых результатов аукциона. В нашем случае все формальности соблюдены. Но вопросы все равно остаются: финансовый результат невысок. Победителю акции “Роснефти” достались по цене на 11,5% ниже рыночной – стоимость подобного пакета на рынке составляет $8,4–8,43. Если вычесть из лота стоимость векселей “Юганскнефтегаза” (3,558 млрд руб.), получится, что 9,44% “Роснефти” были проданы за $7,47 млрд, т. е. дисконт составил почти $1 млрд.

Результаты аукциона напоминают историю с украинской “Криворожсталью”. В 2004 г. она была продана на аукционе за $800 млн, среди владельцев оказался Виктор Пинчук, зять тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы, а серьезных конкурентов к торгам не допустили. После реприватизации и повторного аукциона 93,02% компании были проданы Mittal Steel уже за $4,8 млрд (24 млрд гривен). В ходе жестких торгов окончательная цена лота превысила стартовую (10 млрд гривен) почти в два с половиной раза. Второй аукцион преследовал две цели: максимизацию выручки государства за актив и создание прецедента прозрачного аукциона. Получилось и то и другое. Аукционные торги активами ЮКОСа больше напоминают первую, практически безальтернативную, продажу “Криворожстали” близким тогдашней власти бизнесменам.

Одной из существенных черт российской экономики является такое распределение активов, при котором решение принимает не рынок и не деньги, а государство. Похоже, эти правила уже признаны иностранными инвесторами. “Роснефть”, получившая основной актив – “Юганскнефтегаз” – в результате дела ЮКОСа, легко провела собственное IPO, и среди покупателей были иностранные компании. А теперь на выкуп собственных акций и приобретение других активов “Роснефти” удалось привлечь кредит в $22 млрд.

Представители ТНК-BP заявляли, что они идут на аукцион всерьез, но почти не торговались. Похоже, ТНК-BP была отведена роль легитимизатора процесса. Банкротство ЮКОСа и дальнейшую распродажу его активов еще не все считают легитимными, но участие в аукционе транснациональной компании должно приглушить сомнения.

Российское распределение выгодно отличается от национализации на венесуэльский или боливийский манер. Всем владельцам интересных государству активов (за исключением Михаила Ходорковского) взамен предлагаются отступные. Участникам проекта “Сахалин-2” за вхождение в проект “Газпрома” предлагались другие газовые активы, но Shell и партнеры предпочли деньги. Правда, им пришлось продать половину акций оператора с существенным дисконтом. Сегодня у ТНК-BP серьезные проблемы с Ковыктинским месторождением. Компании грозит отзыв лицензии из-за нарушения сроков по разработке месторождения и обязательств по уровню добычи. Вхождение в актив “Газпрома” считается делом времени, и участие ТНК-BP в легитимизации распределительных аукционов можно считать принятием сложившихся правил: в обмен на поддержку одной госкомпании ТНК-BP может рассчитывать на льготные условия при переговорах с другой. Но торг может идти только о величине дисконта.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать