Статья опубликована в № 1848 от 25.04.2007 под заголовком: ПОЛИТЭКОНОМИЯ: Доказательство от противного

Политэкономия: Доказательство от противного

В 1993 г. кремлевские интеллектуалы впервые начали работать над посланием президента Федеральному собранию. Как раз тогда была принята новая Конституция, 83-я статья которой содержала пункт е), согласно которому президент “обращается к Федеральному собранию с ежегодными посланиями о положении в стране”. Говорят, что идея посланий принадлежала помощнику президента Юрию Батурину. Теперь это уже и не важно: Борис Ельцин успел зачитать шесть таких обращений, и ему очень шел этот жанр.

Ельцин был основоположником не только новых форм коммуникаций с нацией и политическим классом. С его именем связан весь тот фонд ценностей и правил, благодаря которым Россия сложилась как дееспособное государство. Этот золотой фонд сегодня подвергают искусственной инфляции и называют наследством нестабильных 90-х. “Нестабильных” – еще самый мягкий эпитет...

Вся логика развития сегодняшнего политического режима, весь смысл и пафос его существования – это доказательство от противного. “Противное” – это Ельцин и его наследие, которое формировалось благодаря его удивительной политической интуиции, благодаря экономистам-технократам, которым он предоставил политическую крышу, благодаря логике саморазвития, появившейся после победы буржуазной революции 1991–1993 гг. и закрепления ее результатов летом 1996-го.

Наследство, от которого отказываются, но без которого не могут выживать, – это ценность свободы, рыночная экономика и Конституция, которую еще при жизни Бориса Николаевича назвали “ельцинской”. Наследство – это модель передачи власти мирным, конституционным путем. Наследство – образец поведения политика, произнесшего обращение к народу 31 декабря 1999 г. Обращение, закрывшее эпоху Ельцина, равное по силе и историческому значению такому же прощальному посланию, зачитанному Михаилом Горбачевым за восемь лет до этого.

В своем обращении 25 декабря 1991 г., в день, когда советское знамя было снято с кремлевского флагштока, Горбачев высказал чрезвычайно важную мысль: “Общество получило свободу, раскрепостилось политически и духовно. И это самое главное завоевание, которое мы до конца еще не осознали, потому что еще не научились пользоваться свободой”. Так вот эпоха Ельцина, антагониста, иной раз даже врага Горбачева, оказалась прямым, логическим, “преемническим” продолжением эры первого и последнего президента СССР. В эпоху Ельцина люди учились пользоваться свободой – без теоретической подготовки, в жестких полевых условиях. “И те, кто выживет, сами потом будут смеяться”, – говорил другой выдающийся деятель эпохи, Виктор Черномырдин. Люди выжили, получили уникальный опыт существования без опеки государства. Немного от этого устали.

И этим же людям сегодня говорят, что они так и не научились пользоваться свободой. Поэтому она им не нужна.

Теперь вот Ельцин умер. Его не было в политике семь лет. А выяснилось, что эта политика и закончилась семь лет назад. Тогда он сказал: “Россия никогда не вернется в прошлое”.

И это – правда. Потому что люди, что бы им ни говорили, научились пользоваться свободой. И это главное историческое достижение Ельцина, какими бы ни были доказательства от противного.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать