Статья опубликована в № 1855 от 07.05.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Усиление знания

От редакции: Усиление знания

Академик, нобелевский лауреат Виталий Гинзбург считает, что положение отечественных ученых сегодня хуже, чем во времена Сталина. Хуже, потому что нынешние власти хотят не просто восстановить подневольное состояние научного сообщества, но и требуют от фундаментальной науки немедленного экономического эффекта. “Власти считают, что наука должна приносить только прибыль, а это абсурд”, – сказал академик британской газете Sunday Telegraph.

Маститый ученый, отказавшийся подписать в 1970-е гг. коллективное письмо советских академиков против Андрея Сахарова, безусловно, имеет и профессиональные, и моральные основания быть резким. Согласно принятым в декабре 2006 г. поправкам в закон “О науке и государственной научно-технической политике” академики будут выбирать президента РАН точно так же, как региональные парламенты “выбирают” губернатора – утверждать кандидатуру, предложенную сверху.

Однако проблему взаимоотношений государства и академии нельзя свести ни к спору о свободе и подчинении, ни к борьбе за недвижимость. Проблема в диаметрально противоположных точках зрения части руководства РАН и некоторых госчиновников на пути развития отечественной науки. Как сделать, чтобы практическая отдача от деятельности отечественных ученых приблизилась к аналогичным показателям в передовых странах или в таких государствах, как Китай, Индия или Бразилия?

Конечно, необходимо отделение организации науки от управления ресурсами, которое в идеале должно помогать финансировать исследования. Это решаемая задача, но сдвинуться с мертвой точки мешает взаимное недоверие между академиками и государством. Ученые уверены, что чиновники просто хотят завладеть академической собственностью, а государство, в свою очередь, считает академические институты безнадежно неэффективными. Финансирование науки за 2001–2006 гг. выросло с 23,7 млрд руб. до 72 млрд руб. в год ($2,6 млрд); РАН управляет имуществом на несколько миллиардов долларов, в частности недвижимостью в Москве общей площадью около 2 млн кв. м.

Это не так много, как кажется, учитывая, что в РАН работает около 100 000 человек. Этими ресурсами, вероятно, можно управлять эффективнее, но доходы все равно не будут заоблачными. По данным исследования Российской экономической школы и компании ФБК, при грамотном управлении доходы от имущества РАН можно было бы увеличить примерно на 35%. Так что те представители государства, которые мечтают об увеличении этой “ренты” в разы, не правы.

Позиции руководства РАН также небезупречны. Как показывают ревизии контролирующих органов, желание некоторых академиков совмещать фундаментальную науку с управлением собственностью чревато злоупотреблениями. В частности, аудиторы Счетной палаты выявили в 2006 г. в ходе проверки Дальневосточного отделения РАН, что его руководство нанесло ущерб казне в 3,3 млн руб., сдавая в аренду корабли академического флота по заниженным ставкам, нецелевым образом потратило 3 млн руб. и, наконец, зачислило 14,3 млн руб., полученных от использования исследовательских кораблей, на внебюджетные счета.

Итак, отделить науку от имущества необходимо. Государство предлагает передать контроль за финансами и имуществом РАН наблюдательному совету, в котором ученым отдается всего треть голосов. Но в российских условиях это чревато корыстным участием чиновников в операциях с недвижимостью и бюджетными деньгами.

Ученых в совете должно быть большинство, причем помимо наших выдающихся академиков там должны быть и представители русской научной диаспоры. Их репутация и невовлеченность в российские дела позволила бы надеяться на более грамотное и целевое использование материальных ресурсов РАН.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать