Статья опубликована в № 1876 от 06.06.2007 под заголовком: ПОЛИТЭКОНОМИЯ: Шесть дней вечной войны

Политэкономия: Шесть дней вечной войны

40 лет назад, 5 июня 1967 г., в 7.10 утра израильские бомбардировщики нанесли удар по египетскому военному аэродрому. Авиация Гамаля Абделя Насера, большого друга Советского Союза, задолго до Ахмадинеджада пообещавшего стереть Израиль с лица земли, была уничтожена. Израильской армии потребовалось шесть дней, чтобы победить в войне, которая сформировала сегодняшний облик Ближнего Востока. “Циклоп” израильской политики, похожий на разбитного пирата Моше Даян закрепил за войной блистательное библейское название – Шестидневная. 132 часа продолжалась активная фаза войны, которая вот уже четыре десятилетия длится без надежды на окончание.

Пораженцы – Египет, Сирия, Иордания и, главное, лично Насер, мечтавший о панарабском мире без всяких там евреев, пострадали от собственной самоуверенности и от неадекватных расчетов советских военачальников и просто начальников, слепо веривших в победу. Израиль был загнан в угол, де-факто лишен поддержки США, уже испытывавших вьетнамский синдром, и Франции, предостерегавшей от превентивных ударов. Но патриотизм означал войну – и Израиль нанес удар первым после того, как Насер перекрыл возможность движения израильских кораблей по Тиранскому проливу в том самом месте, где теперь нежатся на синайском солнце многочисленные русские туристы.

Ицхак Рабин вспоминал: военный успех был столь значительным, что израильская армия могла дойти и до Каира, и до Аммана, и до Дамаска. Хорошо еще, что этого не случилось: в результате войны и территориальных завоеваний Израиль получил под свое управление миллион палестинцев, с которыми не знал, что делать. За 40 лет идеология поселенцев на захваченных территориях, пришедшая на смену идеологии социалистов-киббуцников, поддерживает состояние войны с израильской стороны. (Непримиримость этой идеологии превосходно описана Людмилой Улицкой в романе “Даниэль Штайн, переводчик”.) Ненависть к Израилю, воспитываемая в палестинцах со времен словесных авантюр Насера, подогревается в том числе памятью о Шестидневной войне. “Что за величайший парадокс истории, – пишет в “Нью-Йоркере” его главный редактор Дэвид Ремник, – война должна была быть выиграна, но победа принесла нищету и нестабильность”.

То, что произошло 40 лет назад, – редкий в новейшей истории образец удавшейся “маленькой победоносной войны”, которая объединила нацию и вывела ее из депрессии – моральной и экономической. Война была неизбежна не только по причине агрессивности Насера, но по патриотическим мотивам – со стороны Израиля. За несколько недель до войны была написана песня “Ерушалаим шель заахав” – “Золотой Иерусалим”. Война материализовала мечту – возвращение Иерусалима. И величественная четырехминутная песня на время стала главным неформальным гимном Израиля.

Война вывела нацию из депрессии, но завела ее в историческую ловушку, из которой теперь никто никого не может вывести – нет такой “дорожной карты”. Хотя, возможно, даже если бы этой войны не было, те же самые проблемы остались. И была бы какая-нибудь другая война.

Шестидневная война была и схваткой двух сверхдержав – СССР и США. Тогда прямое столкновение между ними не состоялось. Но для консервации вечной войны на Ближнем Востоке хватило противостояния Египта и Израиля.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать