Статья опубликована в № 1903 от 16.07.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Удаление защитника

От редакции: Удаление защитника

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Адвокат Борис Кузнецов покинул Россию после того, как Тверской райсуд Москвы санкционировал на прошлой неделе возбуждение против него уголовного дела о разглашении государственной тайны. Откуда у адвоката доступ к гостайне? Спецслужбы и прокуратура считают, что Кузнецов незаконно скопировал секретные записи прослушек своего подзащитного – экс-сенатора Левона Чахмахчяна (сделанные, кстати, до соответствующего решения суда). Скопировав, он направил копии распечаток обычной почтой в Конституционный суд, где с ними могли ознакомиться не имеющие допуска к гостайне сотрудники секретариата КС, а через них подробности дела могли узнать журналисты.

Кузнецов и его защита указывают на статью 7 закона “О государственной тайне”: “Сведения о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина не подлежат засекречиванию”. Тем не менее решение о наличии в действиях адвоката состава преступления было принято райсудом всего за две недели. Более того, еще до решения райсуда от защитников Кузнецова потребовали подписку о неразглашении, а значит, дело заведомо собирались засекретить.

“Дело Кузнецова” и типичное, и одновременно знаковое. Российские правоохранительные органы в последнее время активизировали борьбу с деятельными адвокатами. Кузнецов – один из них. “Если доказательства невиновности человека находятся в куче дерьма, а у меня связаны руки, я достану их зубами” – так Кузнецов формулирует свое кредо. Он берется защищать людей, которых власть назначила виновными, – ученого Игоря Сутягина или основателя “Интерньюс” Манану Асламазян. Кузнецов также собственными силами занимался расследованием дел, о которых государство старалось забыть, – в частности, изучал причины катастрофы подводной лодки “Курск”. В 2005 г. он опубликовал полученные результаты в книге “Она утонула. Правда о “Курске”, которую скрыл генпрокурор Устинов” и довел до Страсбургского суда несколько жалоб родственников погибших подводников.

Раньше, как правило, делались попытки отстранить адвокатов от дел или лишить их статуса под легальными, хотя и надуманными предлогами. Так было с адвокатами ЮКОСа и с Кариной Москаленко, представлявшей интересы россиян в Страсбурге. Теперь, столкнувшись с сопротивлением и корпоративной солидарностью адвокатов, спецслужбы перешли к возбуждению абсурдных дел, которые грозят их фигурантам вполне реальными наказаниями. В случае с Кузнецовым это срок до четырех лет лагеря (при отягчающих обстоятельствах – до семи) плюс три года запрета на профессиональную деятельность.

Похожие меры принимались КГБ в 1970–1980-х гг. против адвокатов, защищавших диссидентов. Борьба с адвокатами контрпродуктивна, поскольку грозит дальнейшим падением авторитета отечественного правосудия и, как следствие, валом исков россиян в Страсбург по причине нарушения права на защиту. Наконец, власть имущим стоит помнить, что в случае преследований, вызванных клановой борьбой или схваткой за собственность, им придется обращаться именно к таким “адвокатам-камикадзе”, как Кузнецов, которые не боятся выступать против системы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more