Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1906 от 19.07.2007 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Формальный закон

От редакции: Формальный закон

Законопроект, регулирующий иностранные инвестиции в стратегические отрасли, наконец-то внесен в Государственную думу. После многих лет работы в ручном режиме государство готово сформулировать правила официально. Законопроект должен определить, что такое “стратегические области”, что иностранным инвесторам в России дозволено, а что нет. Сама по себе формализация правил игры, какими бы они ни были, положительный процесс.

История с введением официальных запретов на иностранные инвестиции в ряд отраслей тянется уже давно. Внесенный в Госдуму законопроект обсуждается с 2005 г. За это время документ становился то жестче, то мягче, но итоговая версия отличается от предыдущих непринципиально (подробнее см. статью на этой странице). То, что законопроект все же добрался до Госдумы, даже несколько странно – наиболее выраженным последствием постоянных обсуждений и доработок стало именно оттягивание его принятия.

Спрос на подобный законопроект существует прежде всего со стороны инвесторов – они заинтересованы в появлении ясных и последовательных правил игры. Со стороны чиновничества ожидать стремления к формализации было бы странно. Отсутствие писаных правил создает возможность маневра и построения “особых отношений” с игроками. Тем не менее правительство пошло на формализацию, и это можно только приветствовать.

Впрочем, в самой важной и стратегической области – топливно-энергетическом комплексе – объявление правил игры по-прежнему затягивается. Характеристики, определяющие стратегический статус месторождений, а соответственно, и их доступность для иностранцев, должны быть сформулированы в поправках к закону о недрах, но они все еще правительством не согласованы.

Раньше поправки к закону о недрах рассматривались правительством в пакете с законопроектом об иностранных инвестициях, но это оказалось неэффективно. В понедельник министр природных ресурсов Юрий Трутнев заявил, что будет добиваться разделения этих вопросов, но они уже разделены – законопроект удалось согласовать и направить в Думу, а судьба нового закона о недрах не ясна: к поправкам Трутнева по-прежнему существуют серьезные возражения со стороны ФСБ.

Когда реальная заинтересованность протолкнуть какой-нибудь законопроект существует, трудностей с этим не возникает. Например, Госдума весьма оперативно реагирует на федеральные послания Путина, внося и принимая соответствующие поправки в бюджет. Можно вспомнить и закон об экспорте газа (он наделил “Газпром” абсолютной монополией на экспорт газа), который прошлым летом был принят Госдумой в рекордно короткие сроки.

Затягивание с определением правил для иностранных инвесторов можно интерпретировать по-разному. Есть у этого законопроекта и политическая составляющая – все его положения могут быть использованы в переговорах Кремля со своими иностранными партнерами. Но больше всего похоже на то, что законопроект этот просто не очень был нужен власти.

Отсутствие закона никак не мешало государству контролировать все крупные иностранные проекты в России, и, скорее всего, вне зависимости от существования закона сохранится также неформальная практика.

Надеяться на то, что действительная ситуация с иностранными инвестициями после принятия этого законопроекта изменится, не стоит. Между тем законодательное оформление сложившихся правил игры может привести к серьезным проблемам. Совсем недавно Европарламент одобрил позицию Еврокомиссии о недопущении в европейскую энергетику компаний из тех стран, в которых существуют ограничения на иностранные инвестиции в эту отрасль, – к осени эта норма может быть уже оформлена юридически. Формализация сложившихся в России запретов только даст ЕС козырь в противостоянии с Россией. Возможно, именно поэтому поправки к закону о недрах решили пока попридержать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать