Мнения
Бесплатный
Константин Сонин
Статья опубликована в № 1918 от 06.08.2007 под заголовком: ПРАВИЛА ИГРЫ: Резать мясо

Правила игры: Резать мясо

Говорят, Анатолий Тарасов, великий хоккейный тренер, считал одним из главных навыков в своей профессии умение “резать мясо”. Проще говоря, вовремя отчислить спортсмена, уже не нужного команде. Это может быть психологически трудно, если с человеком тебя связывают 15 лет общей работы, взлеты и падения, драматические воспоминания. Но что в спорте, что в политике жизнь требует замен: если тренер хочет, чтобы команда продолжала побеждать, нужно избавляться от старых игроков. Если президент хочет победить коррупцию, нужно избавляться от коррумпированных членов собственной команды.

Только что, в июле, были предприняты новые дорогостоящие меры в борьбе с коррупцией – существенно повышены зарплаты чиновников высшего и среднего звена. Программа борьбы с коррупцией, ответственным за которую назначен вице-премьер Сергей Нарышкин, включает и весьма креативные, т. е. как минимум эффектные, меры. Наиболее яркий пример – идея доплачивать чиновнику за отказ от взятки. В теории это правильное действие, особенно если сопровождается увеличением вероятности поимки в том случае, если чиновник продолжает заниматься коррупцией, и – что не менее важно – неотвратимостью наказания в случае поимки. И здесь решающей будет именно способность президента “резать мясо”. Если он выведет из правительства министров-бизнесменов, чиновники более низкого уровня поверят в неотвратимость, если не выведет – эта кампания обречена на провал, как и большинство антикоррупционных кампаний.

Впрочем, есть и куда более структурные проблемы с нынешней кампанией, чем личные свойства президента. Администрация Путина решительно выводит из игры бизнесменов, сделавших крупные состояния в мутных водах 90-х гг. Хорошо это или плохо – непонятно. С одной стороны, этот процесс поддерживается гражданами – крупные состояния в стране с сильным неравенством кажутся неправедно нажитыми независимо от того, как они были нажиты на самом деле.

С другой стороны, первое поколение олигархов могло бы хотя бы в принципе стать тем, чем стали индустриальные магнаты ХIХ в. для Америки, – из тех, кто выигрывает в игре без правил, они со временем превратились в тех, кто определяет хорошие правила игры для других. Точно такая же трансформация могла бы произойти и с нашими, если бы было ограничено их политическое влияние, а собственность была бы сохранена – не деньги, а как раз предприятия. В этом случае они могли бы стать источником спроса на хорошие институты защиты прав собственности.

Однако произошло ровно обратное – одни ничего не получили, другие получили просто наличные, третьи, например Олег Дерипаска или Владимир Потанин, фактически стали госчиновниками с фантастической зарплатой. И вот это как раз то, что полностью противоречит идее борьбы с коррупцией, которая по определению есть использование госслужбы для извлечения прибыли. Тот способ, с помощью которого осуществляется ренационализация, противоречит очень важной задаче выведения из игры тех чиновников 90-х, для которых бизнес и позиция в госорганах были неразделимы. Это, конечно, не означает, что саму задачу не придется решать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать