От редакции: Дело техники


Опыт использования правоохранительными органами технических средств противоречив. Милиционеры то не могут догнать на “Жигулях” угонщиков иномарки, то пресекают незаконные рубки леса с помощью вертолетного десанта. Между тем грамотное использование вполне доступных средств повысило бы не только эффективность работы, но и контроль за оправданностью применения силовиками экстренных мер, создающих опасность для мирных граждан.

Вот прекрасный пример: сотрудники красноярского СОБРа захватили группу незаконных порубщиков леса и их технику. Чтобы не дать уйти лесным хищникам, милиционеры буквально спустились с небес на землю: они десантировались с вертолетов по веревочным лестницам. Просто и эффективно – а ведь проблема незаконных рубок обсуждается давно, считается привычной и труднорешаемой.

Вертолеты, легкие самолеты и беспилотные аппараты, оснащенные современными приборами для наблюдения, как показывает опыт многих стран, – эффективный инструмент в борьбе с правонарушениями и преступлениями на дорогах и улицах. Авиапарк МВД пока небогат: на начало 2007 г. он состоял из 30 воздушных судов, планировалось закупить еще четыре винтокрылые машины. Известно, что администрация Пермского края планирует закупить в 2008–2010 гг. для милиции три вертолета и аэростат. По данным МВД, в 2006 г. с помощью вертолетов были раскрыты 78 преступлений, найдены 54 автомобиля, пресечены 257 “попыток хищения биоресурсов” и задержаны 54 преступника.

Вертолет не помешал бы и сотрудникам новгородской ГИБДД, которые не смогли неделю назад на трассе Петербург – Москва догнать преступников, сменивших две иномарки. Милиционеры потом жаловались, что гнаться пришлось на “Жигулях”. В ГИБДД Москвы, Петербурга, многих других регионов есть иномарки с форсированными двигателями. Но почему-то их не оказалось в подразделениях ГИБДД Ленинградской и Новгородской областей, обслуживавших скоростную трассу.

Зато новая Mitsubishi оказалась в прошлом году в распоряжении пьяных сотрудников екатеринбургской ГИБДД, которые стали виновниками ДТП, повредив шесть машин (о проблеме ДТП с участием машин МВД писал в “Ведомостях” от 17.08.2007 председатель организации автомобилистов “Свобода выбора” Вячеслав Лысаков). Оперативно-служебная необходимость опасных маневров, которые позволяют себе машины МВД, далеко не всегда очевидна, а проверить ее сложно.

Между тем именно на милиционерах проще всего опробовать новации Минэкономразвития в русле борьбы с коррупцией: напомним, что ведомство предложило платить чиновникам на наиболее подверженных коррупции должностях большую зарплату, зато и следить за их образом жизни и контактами. В случае с милицией понадобится всего лишь оборудовать машины автоматическими видеокамерами, а отснятые материалы должна просматривать служба внутренней безопасности. Технически несложно сделать так, чтобы попытки “редактуры” отснятого были невозможны. В результате можно рассчитывать не только на рост эффективности патрулей, но и на экономию бензина.

Кстати, группе московских милиционеров не пришлось бы писать открытое письмо уполномоченному по правам человека в РФ Владимиру Лукину, прокурору Москвы Юрию Семину и председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой с просьбой обратить внимание на доказательства невиновности их коллег в деле об избиении родственников призывника Зуева (в суде ведется спор о законности требований и поведения милиционеров в ходе рейда), если бы велась съемка событий. Закон не предусматривает такого – может быть, и зря. Оснащение сотрудников правоохранительных органов и помещений отделений милиции видеокамерами помогло бы зафиксировать случаи произвола правоохранителей и, наоборот, сопротивления их законным требованиям.

Деньги на технику у милиции есть. Расходы на вооружение и техническое оснащение милиции и внутренних войск непрерывно растут: 17,5 млрд руб. – в 2005 г., 20 млрд руб. – в 2006 г., кроме того, по поручению президента за эти годы МВД дополнительно выделили 3,5 млрд руб., на которые были приобретены 6000 автомобилей.