От редакции: Доктор ДЛО


У наступления государства на бизнес появился новый мотив – мотив эффективности. Расследование коррупции в Фонде обязательного медицинского страхования привело прокуроров на рынок ДЛО. Генпрокурор Юрий Чайка утверждал, что закупочные цены на лекарства в рамках программы завышались. На прошлой неделе был арестован по обвинению в даче взятки директор крупнейшего дистрибутора лекарств – ЗАО “Центр внедрения “Протек” Виталий Смердов. И вот посыпались предложения о создании госкорпорации. Мотив очевиден: система с участием частного бизнеса привела к сбоям, завышению цен на лекарства, нецелевой трате бюджетных средств и коррупции, значит, надо заменить ее на полностью государственную.

В чиновничьем видении госкорпорации должны показать рынку пример эффективности – они будут эффективнее расходовать бюджетные средства и оказывать населению услуги более высокого качества, чем частники.

Олимпийская госкорпорация, которая обеспечит подготовку к Играм в Сочи в 2014 г., создается во исполнение призыва Владимира Путина не разворовать государственные деньги. Проблемы программы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) льготников привели к появлению нескольких концепций создания госкорпорации в этой сфере. Здесь логика разработчиков наиболее показательна.

Будучи создана, такая госкорпорация станет уже седьмой в России. Особенности этой организационной формы (это не корпорация, а государственная НКО с капиталом, формируемым государством, с правами и обязанностями, описываемыми в специальном “именном” законе) в высокой степени закрытости бизнеса и низкой степени подотчетности менеджмента. Таким образом, российские чиновники взялись доказать, что сочетание государственной собственности и непрозрачности является рецептом эффективности. Крайне трудная, но интересная задача.

Экспансию госкорпораций на крупные рынки, впрочем, не все объясняют только стремлением к эффективности. Некоторые объясняют экспансию стремлением контролировать денежные потоки. В случае с дополнительным лекарственным обеспечением это очень серьезные потоки.

В 2006 г. государство выделило на программу ДЛО 34 млрд руб., а реальная стоимость отпущенных льготникам препаратов превысила бюджет программы почти вдвое (примерно до 67 млрд руб.). Продажи лекарств в России только в I квартале 2007 г. оцениваются в $2 млрд, в том числе по программе ДЛО – в $350 млн.

Желанием контролировать денежные потоки фирмы “Софэкс” объясняет ее финансовый директор Яна Яковлева преследования со стороны Госнаркоконтроля (Яковлева и ее партнер Алексей Процкий отсидели по семь месяцев в СИЗО по обвинению в незаконном обороте сильнодействующих и ядовитых веществ организованной группой; подробнее об этом см., например, статью Яковлевой в номере от 16.08.2007).

“Дело химиков” на самом деле гораздо ближе к “делу фармацевтов” и моде на госкорпорации, чем кажется на первый взгляд. В комментариях к статье Яковлевой многие читатели признавали беспомощность своего бизнеса перед государственной машиной. Защита несправедливо обвиняемого бизнесмена становится все более трудным делом. Хуже того, защита позиций бизнес-сообщества и даже самого принципа эффективности рынка требует все большей энергии.

Государство – тот же игрок со своими интересами, связь которых с интересами общества не прямая. И для того чтобы государство и остальные игроки – бизнес, гражданское общество, частные лица – продуктивно взаимодействовали, необходима система работающих институтов. Но действенные институты рыночного капитализма так и не сложились. Произошло это во многом потому, что значительная часть бизнеса принимала предложения чиновников “о сотрудничестве” и включилась в порочный круг коррупции. Ты платишь системе, чтобы она давала тебе зарабатывать, но на щедром пайке система разрастается настолько, что выбрасывает тебя за ненадобностью.