Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 1944 от 11.09.2007 под заголовком: Конъюнктура: Козыри газовой дипломатии

Конъюнктура: Козыри газовой дипломатии

Прошедший саммит АТЭС еще раз показал, насколько значима энергетика в российской внешней политике. Все серьезные решения приняты в диалоге двух энергетических сверхдержав – России и Австралии. Да-да, я лично неоднократно слышал, как австралийские коллеги называют свою страну именно таким гордым словосочетанием. Урановый козырь Австралия уже предъявила. Есть еще газовый, но, конечно, он поменьше, чем у России.

А ведь газ в азиатском регионе скоро станет главной головной болью энергодефицитных экономик. В этом плане Австралию можно рассматривать как потенциального конкурента в этом регионе. Например, сейчас только Австралия в серьезных объемах поставляет газ в Китай. Причем Поднебесная, судя по всему, скорее проверяет логистическую цепочку. Потому сейчас объем добычи газа в КНР полностью покрывает внутреннее потребление, но ситуация скоро изменится в худшую для Китая сторону. Так было и с нефтью, и с углем.

Но с Австралией мы вполне можем попытаться договориться. Если, конечно, не вмешается «лондонский обком», не выпускающий бывшую колонию из-под бдительной политической опеки. Потому что доказанные запасы газа в Австралии не такие большие, а «газовый голод» на азиатских рынках газа будет нарастать. Основные экспортеры газа в регионе – Индонезия и Малайзия – не способны наращивать добычу (рост в 2006 г. – на 0,3% и 0,4% соответственно). В Индонезии на исчерпание месторождений накладывается увеличение внутреннего потребления. Эксперты АТЭС опасаются, что в 2030 г. Индонезия вообще начнет импортировать углеводороды.

Так что поставщики газа окажутся в весьма привилегированном положении. И тут уже появляется пространство для маневра. В том числе и политического. Вот, скажем, наша дипломатия не может никак разрешить вопрос северных территорий с Японией. А теперь заглянем в энергетическую стратегию Японии. Там написано, что страна планирует резко нарастить производство атомной энергии – но замещать она будет нефть. А вот потребление газа будет увеличиваться. А где его взять? Отсюда и огромный интерес Японии к сахалинским проектам. Интерес не столько нефтяной, сколько газовый. Япония сейчас потребляет порядка половины всего СПГ в мире. А рынок СПГ еще больше зависит от продавца, чем квазирынок трубопроводного газа. Потому что есть большее разнообразие в направлении поставок. А единственный газопровод в Японию может прийти с Сахалина. Тут не надо никому ничем угрожать – Япония давно мечтает об этой трубе, которая даст долгосрочные гарантии поставок газа. И вот самое время вспомнить об островах. Давайте представим картину: за одним столом лидеры двух стран подписывают мирный договор, за другим – руководство энергетических компаний договор о строительстве газопровода. Думаю, такой опыт можно применять и в других спорных вопросах – причем на сугубо добровольных началах.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать