Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1945 от 12.09.2007 под заголовком: От редакции: Слияния и назначения

От редакции: Слияния и назначения

Роль слухов в российской экономике растет. В условиях отсутствия (или непубличного характера) правил принятия решений это совершенно естественно.

Взять, например, слухи о грядущем поглощении «Сургутнефтегаза» «Газпромом» или «Роснефтью». Ясен прежде всего инерционный характер этих слухов: в последние два-три года государство через «Газпром» и «Роснефть» агрессивно увеличивало свое присутствие в нефтегазовой отрасли. Покупки активов этими двумя компаниями привели к тому, что именно они являются лидерами среди российских заемщиков за рубежом. Причем кредиты берутся именно под покупки. «Газпром» дважды корректировал свою инвестиционную программу на 2007 г., в итоге сократив объем капитальных вложений (на 25,06 млрд руб.) и увеличив объем долгосрочных финансовых вложений (на 275,04 млрд руб.).

На рынке сформировалось четкое представление о том, что иначе как через поглощения «Газпром» и «Роснефть» развиваться не могут. Между тем после распродажи имущества ЮКОСа прошел уже месяц, договоренность о покупке «Газпромом» «Русиа петролеум» достигнута в июне, о вхождении «Газпрома» в проект «Сахалин-2» – еще раньше. Давно ничего не покупали – вот слухи и усиливаются. Кроме того, слухи крайне выгодны. На рынке, где нет закона об инсайдерской информации, всеобщая готовность питаться слухами позволяет отлично зарабатывать на спекуляции.

Слухи всегда возникают там, где есть недостаток важной для аудитории информации. Порядок принятия решений о покупке «Газпромом» или «Роснефтью» того или иного актива окутан тайной. Достаточно вспомнить ту же историю с распродажей ЮКОСа – начиная с покупки «Юганскнефтегаза» безвестной компанией «Байкалфинансгруп» («это лица, которые многие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики», комментировал тогда Владимир Путин) и заканчивая покупкой московских активов ЮКОСа за цену в 4,5 раза выше стартовой безвестной компанией «Прана». В итоге те и другие активы достались «Роснефти».

Ту же природу имеют и слухи о возможных отставках и назначениях в крупных государственных компаниях (прежде всего нефтегазовых): «Газпроме», «Роснефти», «Транснефти» (см. на этой странице статью о назначении Семена Вайнштока). Решения принимаются келейно, люди отбираются по непрозрачным критериям.

Рынок в этой ситуации не может сформировать пул вероятных претендентов из числа известных и успешных менеджеров, качество пула вероятных претендентов зависит от качества инсайда из Кремля.

Ну и самым классическим примером, иллюстрирующим роль слухов в российской экономике, является ситуация с вероятными преемниками президента Путина (см. статью о будущем Сергея Иванова на стр. А1). Кто будет преемником и будет ли преемник вообще – это вопрос просто-таки критический для экономики, судя по количеству российских и зарубежных аналитических докладов.

Увеличение числа слухов именно сейчас вызвано, очевидно, выборной кампанией. Благополучие российской власти сильно зависит от нефтегазовой отрасли, но связь двусторонняя: изменение в результате выборов конфигурации в Кремле может сказаться на руководстве отраслью.

«Управляемый капитализм», создаваемый в России, оказывается очень зависимым от слухов. Бизнесмены, которые пытаются встроиться в систему, вынуждены угадывать, где, когда и какая покупка государством активов произойдет, а также – как она будет зависеть от отставок и назначений, которые тоже хочется прогнозировать. Чиновники и менеджмент госкомпаний впадают в ступор в ожидании реализации тех или иных слухов – как можно работать, если завтра твой начальник сменится и в лучшем случае сменит твои задачи, а в худшем – тебя? Как поглощение в экономике, так и назначение в политике становится самоцелью, главным и самодостаточным управленческим решением. Назначение состоялось – значит, можно расслабиться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать