Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1950 от 19.09.2007 под заголовком: От редакции: Сверхдержавы без оружия

От редакции: Сверхдержавы без оружия

Вчера в Нью-Йорке открылась 62-я сессия Генеральной ассамблеи ООН. Президенты Ирана и США Махмуд Ахмадинеджад и Джордж Буш, к сожалению, опять не сойдутся в личных дебатах, но участие и выступление иранского лидера – позитивный факт. Регулярные дискуссии на общей площадке гораздо полезнее информационной войны, не говоря уже о войне настоящей.

В прошлом году Ахмадинеджад уже выступал с трибуны ООН, дезавуировал или смягчил некоторые свои ранние высказывания (о необходимости стереть с лица земли Израиль, например) и выглядел жестким, но адекватным политиком. Это не помешало Ирану не выполнить декабрьскую резолюцию Совета Безопасности ООН о приостановке обогащения урана и получить в марте 2007 г. новую резолюцию с ужесточением санкций.

Иран продолжает реализовывать свою ядерную программу, называя ее исключительно мирной. США, недовольные существующими санкциями ООН, вводят свои и усиливают информационное давление: в последний месяц американские СМИ как минимум дважды сообщали о планах военной операции против Ирана. Накануне своего визита в Россию и открытия сессии Генассамблеи ООН новый министр иностранных дел Франции публично допустил возможность войны с Ираном (правда, вчера в Москве он смягчил свою позицию – см. статью на стр. А2). Иранские официальные лица в ответ говорят о готовности армии отразить любое нападение и решимости довести ядерную программу до конца.

Каждому шагу противоборствующих сторон легко найти иное, дополнительное объяснение кроме публично артикулируемого. Иран претендует на лидерство в арабском мире и статус великой державы. Ядерная программа в этом смысле – хороший, хотя и опасный маркетинговый ход. Она позволяет объединить не только граждан страны, но и всех шиитов (Иран – шиитская страна). Она вызывает негативную реакцию прежде всего с американской стороны – и тем самым служит символическому единению исламского мира. Пока Ахмадинеджад и стоящие за ним аятоллы отстаивают право страны на ядерную программу, их внутриполитические позиции будут оставаться довольно прочными. США, безусловно, имеют и чисто внешнеполитическую цель – восстановить свое влияние в богатом газом Иране, утраченное в 1979 г. в результате исламской революции.

Военная операция в нефтяном Ираке – один из факторов, которые привели к невиданному падению популярности республиканцев. На этом фоне жесткая антииранская риторика призвана показать, что вторжение в Ирак не было случайным, что государственный терроризм на Ближнем Востоке процветает и только США при республиканцах борются с ним бескомпромиссно.

Новое французское правительство стремится показать свою линию на сотрудничество с США (Николя Саркози тоже уже говорил об ужесточении политики по отношению к Ирану). Показательно, впрочем, вчерашнее смягчение своих слов министром иностранных дел Бернаром Кушнером – на самом деле речи о войне нет.

Глава МАГАТЭ, осуществляющего мониторинг иранской ядерной программы, Мохаммед аль-Барадеи заявил в понедельник, что о мирном или военном характере программы пока рано делать выводы, а диалог с Ираном – единственный путь решения проблемы. Россия тоже призывает к переговорному процессу.

Необходим серьезный прорыв в том, что будет предлагаться Ирану в обмен на отказ от ядерной программы. Как предложить Ирану статус великой державы без ядерной программы? Это отличная тема для общеполитической дискуссии, которая пройдет в ООН с 25 сентября по 5 октября и на которой выступят более 70 глав государств и 20 глав правительств.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать