Статья опубликована в № 1961 от 04.10.2007 под заголовком: От редакции: Дело к зиме

От редакции: Дело к зиме

В очередном газовом конфликте с Украиной гораздо меньше политики, чем кажется. Конечно, если не учитывать растущей политической субъектности «Газпрома», который во многих случаях выступает «заменителем» Российской Федерации.

Во вторник «Газпром» распространил пресс-релиз (а официальные лица концерна прокомментировали его) о том, что задолженность Украины за газ с начала года достигла $1,3 млрд и, если не будет погашена в октябре, приведет к сокращению поставок. О чем, кстати, уже предупреждены европейские партнеры. Вчера последовало продолжение: испуганные комментарии европейских СМИ, разноречивые комментарии со стороны украинских политиков и чиновников, срочные переговоры в Москве главы Минтопэнерго Украины Юрия Бойко с руководством «Газпрома» и в результате обещания: со стороны Бойко – взять под контроль выполнение договоренностей хозяйствующих субъектов с «Газпромом», со стороны председателя совета директоров концерна первого вице-премьера Дмитрия Медведева – что европейские потребители не пострадают (подробнее см. статью на стр. Б3).

В деле есть несколько странностей. Почему вопрос о долге встал так остро именно сейчас, через два дня после парламентских выборов на Украине? Почему «Газпром» выносит хозяйственную проблему на публичный уровень, вдобавок апеллируя к европейским партнерам? Почему «Газпром» обращается к правительству Украины, если газ у него покупает Rosukrenergo (RUE), швейцарский трейдер, 50% которого принадлежит самому «Газпрому»?

Представители RUE заявляют, что долг перед «Газпромом» возник из-за долга «Укргазэнерго» (СП RUE и госкомпании «Нафтогаз Украины»). Чиновники правительства Януковича говорят, что государство за газ ничего не должно, должны хозяйствующие субъекты. Можно предположить, что на уровне взаимоотношений RUE и «Нафтогаза Украины» решить проблему долга не удалось и за дело пришлось взяться материнским структурам. При этом одна из них – «Газпром» – была настолько не уверена в позитивном исходе переговоров, что вынесла проблему на публичный уровень. Результат достигнут: скоро зима, Европа еще помнит начало 2006 г., когда поставки прерывались, поэтому европейские политики сразу обеспокоились ситуацией и призвали Украину и Россию решить вопрос.

Выборы на Украине тоже сыграли свою роль. Но дело не в том, что России не нравится ожидаемая оранжевая коалиция и она привычно, через «Газпром», хочет повлиять на процесс формирования украинского правительства.

Дело в том, что «Газпром» опасается за экономику проекта: вероятный премьер Юлия Тимошенко известна крайне негативным отношением к схеме, по которой на Украину поставляется газ (даже не российский, а туркменский). Президент Виктор Ющенко также заявлял в интервью «Ведомостям», что участие в схеме в качестве посредника RUE нецелесообразно.

Таким образом, сейчас «Газпром» и RUE опасаются проблем с погашением долгов и вообще изменения схемы по инициативе нового украинского правительства. Старое правительство схема вполне устраивает – поэтому Юрий Бойко быстро оказался в Москве.

Что касается попыток экономическими методами повлиять на формирование правящей коалиции на Украине, в чем Москву уже обвинили некоторые комментаторы из-за рубежа, то вряд ли стоит усматривать их в заявлении «Газпрома». Громкие заявления стали в последнее время стилем «Газпрома». Они сопровождали «газовые войны» с Украиной и Белоруссией, повышение цен для других потребителей из числа стран СНГ, объявление планов освоения Штокмановского месторождения, проект строительства Североевропейского газопровода, споры с Европой по поводу либерализации рынка и т. д. Кстати, нынешний конфликт с Украиной может быть очередным намеком для Европы (а конкретнее, Финляндии) на то, что надо поскорее согласовывать маршрут Nord Stream.

В целом подобные заявления подогревают рынок, давая «Газпрому» дополнительное обеспечение высоких цен на газ. Никакой политики, чистая экономика. Чистая?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать