Статья опубликована в № 1978 от 29.10.2007 под заголовком: От редакции: Опасная параллель

От редакции: Опасная параллель

Выступая на саммите Россия – ЕС в Португалии, Владимир Путин прибег к неожиданным историческим параллелям. Он назвал размещение объектов американской противоракетной обороны в Польше и Чехии «технологически очень похожей ситуацией» с Карибским кризисом. Это вызвало немедленную реакцию Вашингтона. «Мы не понимаем, как трактовать эти жесткие заявления. Эти заявления расходятся с позицией России на переговорах по ПРО», – заявил министр обороны США Роберт Гейтс.

Вчера как раз исполнилось 45 лет исторической договоренности между первым секретарем ЦК Никитой Хрущевым и президентом США Джоном Кеннеди, благодаря которой ядерной войны удалось избежать. Можно ли сравнивать сегодняшнюю напряженность с тогдашними драматическими событиями?

Хрущев решил действовать после того, как американцы в 1961 г. разместили в Турции несколько ракет средней дальности. Как вспоминал министр обороны маршал Родион Малиновский, во время одного из докладов Хрущев неожиданно спросил его: «А что, если запустить в штаны американцев нашего ежа?» Опешивший министр ответил, что на это необходима санкция высшего руководства. 24 мая 1962 г. Президиум ЦК решил (без письменного протокола, остались только записи начальника главного оперативного управления Генштаба генерал-полковника Семена Иванова) «одобрить мероприятие «Анадырь» – так называлась операция по доставке и установке советского вооружения на Острове свободы.

Корабли должны были доставить на Кубу 60 ядерных ракет Р-12 и Р-14 и части прикрытия (всего около 50 000 человек). Большая часть опасных грузов, в частности 42 ракеты с 68 ядерными боеголовками, пришла по назначению до того, как 24 октября США объявили морскую блокаду Кубы. Ракеты и вооружение в официальных судовых документах назывались «сеялками» и «комбайнами».

В середине октября американцы, получив данные аэрофотосъемки, уже знали, что СССР доставляет на Кубу ракеты. Джон Кеннеди 22 октября обратился к народу:

«...бесспорные доказательства установили, что на острове подготавливается ряд площадок для наступательного ракетного оружия». Москва, уверенная, что ей удалось сохранить тайну «Анадыря», продолжала уверять Вашингтон, что «наступать этими ракетами мощностью в 100 мегатонн нельзя».

Между тем 24 октября, одновременно с объявлением блокады, Кеннеди написал Хрущеву: «Я надеюсь, что Ваше правительство предпримет необходимые действия, чтобы восстановить существовавшее ранее положение». Хрущев в ответ обвинил Кеннеди в развязывании агрессии и заявил в письме о готовности «принять вызов». Советские зенитчики 27 октября сбили американский разведывательный самолет U-2, фотографировавший Кубу. Пентагон требовал нанести удар по советским ракетам. Ситуация накалилась до предела и грозила обменом ядерными ударами. И лишь самообладание Хрущева и Кеннеди, осознавших, что дальнейшая военная эскалация чревата конфликтом, невиданным по последствиям, позволило предотвратить катастрофу. Ситуация осложнялась взаимным недоверием и неналаженной оперативной связью между первыми лицами. Кеннеди и Хрущев обменивались посланиями, между тем Роберт Кеннеди встречался с советским послом Анатолием Добрыниным, пытаясь понять, каким из предложений Хрущева верить (предложения различались). Наконец утром 28 октября в эфир было направлено обращение Президиума ЦК: «Советское правительство отдало распоряжение о демонтаже вооружения, которое Вы называете наступательным, и возвращении его в Советский Союз». В свою очередь США отвели корабли от Кубы, гарантировали безопасность острова и обещали вывести ракеты из Турции (это было сделано в 1963 г.).

Похожа ли эта история на нынешние споры по поводу ПРО? Представляется, что если уж вспоминать о Карибском кризисе, то, наверное, лучше как о примере умения лидеров достигать компромисса в тяжелейшей ситуации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать