Статья опубликована в № 1983 от 06.11.2007 под заголовком: Правила игры: Бизнес без партии

Правила игры: Бизнес без партии

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Как сообщили газеты, Владислав Сурков, заместитель руководителя президентской администрации, сказал, что нашей стране не нужна «партия бизнеса» и вообще конкуренция партий, представляющих разные интересы. Он ошибается, но эта ошибка не из разряда простых. Скорее всего, это не элемент пропаганды, направленной на укрепление личной власти президента Путина, а заблуждение, связанное с тем, что свойства нынешней экономической ситуации в России легко принять, во-первых, за нечто постоянное и, во-вторых, за нечто специфически российское, вытекающее то ли из тысячелетней истории, то ли из 70-летнего коммунистического эксперимента, то ли из экономических трудностей прошлого десятилетия.

Позиция конкретного чиновника, пусть и очень высокопоставленного и влиятельного, не стоила бы отдельной колонки. Однако это заблуждение – стране достаточно одной партии, представляющей интересы всех слоев и групп, – сейчас разделяет большинство населения России. Социологи и политологи, проводящие опросы общественного мнения, видят этому самые различные объяснения, но экономист может взглянуть на дело проще. Для каждого человека у нас в стране есть два источника богатства – во-первых, он что-то получает как результат своих собственных усилий, а во-вторых, он что-то получает в результате того, что ему принадлежит доля российских природных ресурсов. Эффективность и того, и другого источника зависит от проводимой экономической политики – т. е. как раз того, о чем, по идее, должен беспокоиться гражданин, приходя на избирательный участок. Если он чувствует, что многого мог бы добиться своими собственными усилиями, он бы голосовал за «партию бизнеса» – ведь она отстаивала его интересы. Но у нас в России уникальная ситуация: второй источник играет такую важную роль для большинства, что про первый они вовсе не думают. Именно поэтому и все разговоры – что президента Путина, что заключенного Ходорковского – о необходимости способствовать развитию гражданского общества и все сетования о его печальном состоянии – пустые. Гражданское общество появляется тогда, когда гражданам становится невмоготу платить слишком высокие налоги, страдать слишком сильно от разгулявшихся разбойников или проводить слишком много времени в очередях. То есть речь о ситуациях, когда люди начинают терять то, что является результатом их собственных усилий.

Впрочем, тут есть логическая неувязка. Допустим в качестве мысленного эксперимента, что вся наша жизнь – раздел природной ренты. Казалось бы, вот и поле для политической конкуренции за возможность наиболее эффективного предоставления общественных благ: образования, здравоохранения, безопасности. Однако и здесь большая часть населения считает, что политическая конкуренция не нужна. Конечно, сейчас всем не просто хорошо, но и намного лучше с каждым годом – реальный доход в последний год вырос на 15% и более чем удвоился за последние семь лет. Не хочется даже и думать о том, что из трех китов, на которых основан наш экономический рост, – низкой стартовой точки, консервативной денежной политики и рынков, сложившихся в 90-е, – первого кита уже нет, второй чихает и кашляет, а третьего мы душим собственными руками. Ведь именно рыночные институты, которые в 90-е гг. дали возможность вырасти и заработать новому классу предпринимателей, должна была бы защищать «партия бизнеса». Партия дела, говоря по-русски.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more