Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1985 от 08.11.2007 под заголовком: От редакции: Протест на коленях

От редакции: Протест на коленях

Рост забастовочного движения в России (подробнее о причинах забастовок и требованиях участников см. статью на стр. Б2) – подтверждение того, что рабочие начали осознавать, что их труд недооценивается, а увеличение заработной платы отстает от темпов роста прибыли и уровня вознаграждения топ-менеджмента. Некоторые специалисты (см. письмо на стр. А4) считают, что труд российских рабочих недооценен. Другие эксперты полагают, что такие оценки некорректны, а доля оплаты труда в производственных расходах в России значительно выше, чем, например, в Китае, и ненамного ниже, чем во Франции.

Однако это не означает, что российские рабочие в отличие от зарубежных коллег должны быть лишены возможности отстаивать свои права. По данным научного сотрудника Института социологии РАН Карин Клеман, трудовые конфликты в 2007 г. произошли на многих предприятиях и в организациях – государственных, частных и иностранных. Работники выдвигали требования, организовывались в новые профсоюзы и стачкомы и пытались, как предписывает закон, начинать переговоры с руководством предприятия. Почти во всех этих случаях за выступлениями следовала более или менее жесткая расправа над инициаторами спора – руководителями независимых профсоюзов.

С почты Петербурга после предупредительной забастовки 3 апреля уволен председатель нового профсоюза Максим Рощин, а после итальянской забастовки 26 октября – один из инициаторов, водитель Дмитрий Пацук. С «АвтоВАЗа» уволены два члена стачкома и получили выговоры 170 участников забастовки, прошедшей 1 августа. С чаеразвесочной фабрики «Невские пироги», после того как в мае прокуратура и инспекция труда подтвердили нарушения, выявленные профсоюзом, уволен зампредседателя профкома Борис Хомяк, затем вынужден был уйти и председатель. С пивоварни Heineken в Петербурге после итальянской забастовки в начале мая уволили председателя профкома свободного профсоюза Валерия Соколова. После митингов нефтяников ХМАО в октябре 2006 г. администрация ОАО «Сургутнефтегаз» уволила лидера рабочего профкома «Профсвобода» Александра Захаркина. С Уральского алюминиевого завода «Суала» после первых попыток протестных действий и обращений в суд был уволен лидер нового профсоюза «Набат» Сергей Коган. С Рязанского цементного завода ОАО «Михайловцемент» после попытки забастовки уволен председатель стачкома, а затем еще 48 работников ремонтного управления.

После итальянской забастовки на «Карельском окатыше» рабочим-забастовщикам был объявлен выговор, а профсоюзного лидера прокуратура обвинила в противоправных действиях. На председателя профкома Росуглепрофа на кузбасских шахтах «Есаульская» и «Тагарышская» Геннадия Грушко еще до начала забастовки (проведенной затем при соблюдении норм Трудового кодекса) ополчились сразу все – прокуратура, инспекция труда и администрация шахт.

Согласно ст. 410 Трудового кодекса, письменное уведомление о забастовке должно быть направлено администрации не позднее чем за 10 дней до ее начала. Решение о ее проведении должно быть принято не менее чем половиной работников предприятия. Эти нормы практически исключают проведение законных забастовок на предприятиях с многосменной системой работы. Самые громкие забастовки последнего времени, в том числе на заводе «Форд-Всеволожск», были признаны судом незаконными и дали администрации повод для репрессий. Официальные цифры Росстата (восемь забастовок с 1200 участников в 2006 г. и две с 1000 участников за девять месяцев нынешнего) никого не должны обманывать: по словам Клеман, они не учитывают «незаконные» акции протеста.

Работники вынуждены для защиты своих прав прибегать к скрытым способам сопротивления и крайним мерам: голодовкам, массовым увольнениям в знак протеста, перекрытию дорог. Это наносит больший ущерб экономике и обществу, чем стоило бы государству и работодателю удовлетворение требований протестующих.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать