Статья опубликована в № 1990 от 15.11.2007 под заголовком: От редакции: Цена и качество

От редакции: Цена и качество

Значительный рост заработной платы в России в последние годы – общеизвестный факт. С 2004 по сентябрь 2007 г. средняя зарплата выросла почти в два раза – с 6739 руб. до 12 804 руб. Опубликованные на днях данные рекрутерских агентств и Росстата говорят о том, что темпы повышения зарплат в регионах уже ненамного отстают от столичных и даже местами их превосходят. Вознаграждения некоторых категорий специалистов в провинции уже сопоставимы со столичными.

Но рост забастовочного движения в последние недели свидетельствует и о другой тенденции: российские работники уверены, что их труд недооценен по сравнению с трудом их коллег за рубежом. На это нередко обращают внимание рабочие и служащие филиалов иностранных компаний и некоторые специалисты в области трудовых отношений (см. статью «Право действовать», «Ведомости» от 8.11.2007). Они считают, что в России доля оплаты труда в себестоимости сильно уступает аналогичным показателям в Европе и США – 10–15% у нас против 60% у них, – и делают вывод: зарплаты в нашей стране могут быть увеличены без ущерба для работодателей и экономики.

На первый взгляд требования повысить оплату труда обоснованны. Средняя годовая зарплата в России – 153 000 руб. (4330 евро) – почти на порядок отстает от германской и французской (44 652 и 32 715 евро в 2006 г., по данным Евростата) и не достигает показателей, к примеру, Чехии (9250 евро) и Латвии (5747 евро). Однако все не так просто. Эксперты центра трудовых исследований Высшей школы экономики считают, что такая методика не дает истинной картины соотношения заработных плат в разных странах. Она не учитывает целого ряда важнейших нюансов. В частности, при оценке доли труда в себестоимости не учитывается единый соцналог в 26% заработной платы, который работодатель выплачивает не работнику, а государству. Поэтому долю оплаты труда в российской себестоимости (12% в промышленности, 20% в сельском хозяйстве и 21% в строительстве) можно смело увеличить на четверть (а до 2005 г., когда ЕСН составлял 35%, – на треть).

Есть и иная методика сопоставления зарплат – оценка доли оплаты труда в ВВП. Данные, приведенные Евгением Гонтмахером в статье «Российская зарплата, штрихи к портрету» (Отечественные записки, 2007, № 3), рисуют совсем иную картину.

Российские зарплаты тогда выглядят значительно более конкурентными по сравнению с европейскими: российские 33% – это, конечно, не британские 47%, но близко к немецким 40,7%, французским 38%, норвежским 34,4% и чуть больше, чем в соседней Латвии (32%) или Чехии (32,6%). Если же добавить к этому скрытую оплату труда, как это делает Росстат, то доля зарплат в ВВП вырастет до 44,1%.

При этом зарплаты в нашей стране растут быстрее европейских – за 2004–2006 гг. средняя зарплата выросла на 3,5% в Германии и Франции, на 25% – в Чехии и на 38% – в Латвии, но и опережают темпы роста производительности труда. В частности, в 2002–2005 гг., по данным Росстата, зарплаты выросли на 65%, а производительность труда – на 20%, в январе – марте 2007 г. – на 15,5% и 7,8% соответственно. По данным исследования компании «Атон» «Российский рынок труда: времена дешевой рабочей силы прошли», рост зарплат продолжится: к 2011 г. среднемесячная номинальная зарплата превысит $1000, а в 2015 г. достигнет $1668. В 2010–2012 гг. россияне по средним зарплатам догонят венгров и поляков, в 2014 г. – португальцев. При этом эффективность труда в России остается низкой. По расчетам Международной организации труда (МОТ), которая определяет производительность труда, деля ВВП на число занятых, один работающий россиянин произвел в 2005 г. добавленной стоимости на $15 563. Мы отстаем не только от США ($63 885) и Франции ($54 609), но и от Армении ($22 763), Белоруссии ($21 527) и Казахстана ($18 688).

Наконец, оценивая долю затрат на заработную плату, нельзя забывать о существенных различиях в структуре экономики России и европейских стран. Оплата труда составляет большую долю в издержках высокотехнологичных отраслей – электронике, телекоммуникациях, авиации, где она достигает 60–70%, значительна в сфере услуг (около 40%) и невелика (всего 5–7%) в сырьевых отраслях. В России, по данным Минэкономразвития, высокотехнологичные секторы дают 10,5% ВВП, а нефтегазовый сектор – 22,1%. В большинстве европейских стран соотношение хайтека, услуг и сырьевых отраслей в ВВП выглядит иначе. В частности, во Франции технологичные отрасли дают более 23% ВВП, услуги – более 60%, даже в нефтяной Норвегии вклад услуг в ВВП больше, чем нефтяного сектора.

В этой ситуации простое повышение заработной платы может привести лишь к усилению роли относительно дешевого нефтегазового сектора, завышенным социальным и потребительским ожиданиям и падению конкурентоспособности несырьевых отраслей экономики. Рост заработной платы, опережающий подъем производительности труда, как это ни прискорбно признать, должен замедлиться. Государство и частные компании должны терпеливо и вдумчиво разъяснять работникам негативные последствия неконтролируемого роста зарплаты для экономики и социальной сферы страны. И создавать условия для поощрения создания новых рабочих мест в более трудоемких и трудозатратных сферах экономики, повышения квалификации, приобретения новых навыков и освоения новых профессий.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать