Статья опубликована в № 2018 от 25.12.2007 под заголовком: Наше «мы»: Чувство № 1

Наше «мы»: Чувство № 1

Пора подводить некоторые итоги. Каждый декабрь «Левада-центр» задает несколько вопросов о прошедшем и наступающем годе. В конце 2000 г. после недолгого знакомства с новым премьер-министром Владимиром Путиным 51% россиян сказали про 2001 год: «Надеюсь, что будет лучше минувшего». Это был рекорд данного показателя (ныне он равен 45%), и потому Юрий Левада, когда премьер переместился в президентское кресло, назвал его «президентом надежд».

В 2000 г. 6% ждали, что следующий год будет «безусловно лучше», в нынешнем году таких 11%. Неизменной осталась доля тех, кто думал, что «хуже не будет» или будет «без перемен» (17–18%). Практически неизменна и доля говоривших «пожалуй, будет хуже» (4–6%).

В этом опросе мы спрашивали: «Какие чувства проявились, окрепли у окружающих вас людей за прошедший год?» В конце 2001 г., как, впрочем, и 2000 г., из восьми возможных ответов наименьшей популярностью пользовался ответ «освобождение от лжи». Такое чувство испытывали тогда 2%. К нынешнему году их стало 7%. На следующем месте по частоте в 2001 г. был ответ «гордость за свой народ». Отдадим должное тому, что нынче такой ответ выбирают вдвое чаще (9%). Среди немассовых ответов в начале рассматриваемого периода был такой: «чувство человеческого достоинства». Тогда его отмечали 8%, теперь – 10%. Можно порадоваться росту этого показателя на два процентных пункта, но можно и посетовать на то, что укрепление таких чувств ощутил только один из 10 человек, окружающих нас.

От 1998 г. к 2001 г. вдвое (с 24% до 12%) сократилась доля говоривших о «растерянности». Ныне их стало чуть меньше (10%). В конце памятного россиянам 1998 года 24% говорили о нарастающем чувстве страха, а 35% – о росте озлобленности и агрессивности окружающих людей. К 2001 г. эти индексы снизились примерно вдвое (соответственно 14% и 17%). За последующие годы им пришлось и расти, и падать. Теперь 14% продолжают говорить о нарастании злобы и агрессии в людях, но о распространении страха заявляют лишь 5%.

Главными чувствами, о росте которых сообщали в 1998 г., были «усталость, безразличие» (45%). Они продолжали первенствовать и в 2001 г. (39%). На этом уровне данный показатель держался вплоть до прошлого года. Мы не беремся в этой краткой заметке дать объяснение всем переменам в чувствах соотечественников и ограничимся сообщением, что за последний год доля говорящих о безразличии и усталости сократилась до 25%. Этот ответ в 2007 г. стал вторым по частоте.

А о каких же чувствах говорили в уходящем году в России чаще всего? Чувство, которое ныне идет под номером один, в 1998 г. было на пятом месте (13%). В 2001 г., после упомянутого превращения премьера в президента, оно возвысилось до второго места (33%). Теперь, накануне его возвращения в премьеры, это чувство видят окрепшим 41%. Об этом чувстве уже говорилось, ему имя – надежда. Значит, тот, кто пришел «президентом надежд», им и уходит.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать