Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2045 от 08.02.2008 под заголовком: От редакции: Офицерская доля

От редакции: Офицерская доля

Преступности в армии становится меньше, причем изменяется и ее структура. Раньше антигероями сообщений из Вооруженных сил становились старослужащие, издевавшиеся над запуганными новобранцами. В последние год-полтора все чаще достоянием гласности становятся дела офицеров и прапорщиков, которые ведут себя как «деды» или пытаются поправить свое материальное положение за счет родителей призывников.

Вчерашняя коллегия Главной военной прокуратуры (ГВП) дала богатую почву для размышлений о состоянии дисциплины в Вооруженных силах. По данным Минобороны, число преступлений снизилось с 20 171 в 2005 г. до 16 899 в 2007 г. Военная прокуратура, которая учла нарушения закона во внутренних войсках МВД, погранвойсках ФСБ и частях МЧС, говорит о более чем 18 500 преступлениях в 2007 г., что на 20,3% меньше, чем в 2006 г. Наконец, если верить официальным данным, офицеры, солдаты и матросы реже погибают в мирное время: 1064 человека в 2005 г. и 442 – в 2007 г. (данные Минобороны). Правозащитники говорят, что часть смертельных случаев в частях командование пытается скрыть, но подтверждают, что преступность в Вооруженных силах и связанная с ней смертность сократились.

При этом, по данным Минобороны и правоохранительных органов, все чаще на скамью подсудимых попадают офицеры. В 2005 г., по данным военной прокуратуры, они совершили около 10% преступлений, в прошлом – уже почти 20%. Это значит, что прокуроры перестали бояться возбуждать дела против офицеров и даже старших офицеров. В 2006 г. к уголовной ответственности было привлечено семь генералов и 73 полковника, в 2007 г. – 16 и 108 соответственно. По словам главного военного прокурора Сергея Фридинского, офицеры и генералы стали чаще брать взятки за незаконное освобождение призывников от срочной службы, распределение заказов на поставку армейского имущества и предоставление жилплощади и других материальных благ своим подчиненным. Кроме того, генералам досталось за показатели первых месяцев 2008 г., свидетельствующие о снижении числа армейских ЧП. «Не может быть такого резкого снижения числа преступлений (на 30–40%) за такой короткий период. Думаю, здесь имеет место укрывательство преступлений», – заявил Фридинский.

Увеличение количества доведенных до сведения общества преступлений офицеров – позитивное явление. Во-первых, в связи с сокращением армии доля офицеров в общей численности Вооруженных сил выросла.

Во-вторых, увеличились поставки для армии и объемы высвобождаемого военного имущества, которое должны реализовать отцы-командиры, а значит, выросли и соблазны для тыловиков. Кроме того, по мнению экспертов, пришедший в феврале 2007 г. министр обороны Анатолий Сердюков начал энергичную ревизию министерства и учет армейского хозяйства. Проведенные проверки выявили целый ряд недостач, и за ними последовал целый ряд уголовных дел. Наконец, правозащитники и эксперты утверждают, что новое руководство реже увольняет провинившихся офицеров «втихую» и реже препятствует возбуждению уголовных дел.

Нынешняя жесткая критика прокурорами высших офицеров внешне напоминает события двухлетней давности, когда ГВП обрушилась на руководство Минобороны после дела солдата Андрея Сычева, искалеченного старослужащими. Но на этот раз, говорят эксперты, критика лишь минимально связана с борьбой кремлевских кланов между собой и не имеет целью дискредитировать кого-то из высших чиновников. Новый министр обороны – управленец, который доступными ему средствами пытается изменить обстановку в армии и убрать с хлебных мест некоторых членов прежней команды военного ведомства. Так или иначе его цели и намерения военной прокуратуры сейчас совпадают. Значит, можно надеяться, что борьба с хулиганством в казармах и воровством на военных базах не выродится в пиар-кампанию, которая стихнет, как только исчезнет политическая необходимость.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать