Статья опубликована в № 2073 от 21.03.2008 под заголовком: От редакции: Трудовые будни

От редакции: Трудовые будни

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Трое из пяти трудоустроенных россиян опасаются потерять работу. Таковы данные опроса ВЦИОМ. Россия по этому показателю приближается к развитым странам: безработицы боятся 69% французов (данные компании TNS-Sofres) и около 65% американцев (IPSOS ). Причины, возможно, в истории и воспитании. Американцы боятся безработицы со времен Великой депрессии, у россиян еще свежи в памяти трудные 90-е, когда многим пришлось заново искать себя в изменившемся мире.

Уровень безработицы в России немного превышает 6%. Это выше, чем в США и Великобритании (4,9% на конец 2007 г.), но ниже, чем во Франции и Германии (7,9 и 8% соответственно) и большинстве стран Восточной Европы. Возрастная структура безработицы в России не отличается от мировой. Доля молодежи до 24 лет, не имеющей работы, в России превышает 16% – это больше, чем в США и Великобритании (11% и 9% соответственно), но ниже, чем во Франции (18,5%). Но высокий уровень безработицы среди молодежи – мировая проблема. Пока россияне преувеличивают опасность потерять свое рабочее место. Население страны в последние годы сокращается, а стабильный экономический рост создает потребность в рабочих руках. С 2001 по 2007 г. число работников выросло с 65,1 млн человек до 69 млн. Безработица за тот же период сократилась на четверть – с 6,3 млн до 5 млн человек.

Проблемы в другом. Россия не может похвастаться точным учетом безработных. В развитых странах официально регистрируются от 75% до 90% безработных. В отечественной службе занятости зарегистрированы всего 1,7 млн безработных. Остальные подсчитаны ориентировочно – на основе опроса 265 000 человек по методике Международной организации труда. Российские безработные не обращаются за помощью к государству не только из-за низких пособий. Они знают о сложности оформления документов, недружелюбии персонала и ограниченном предложении вакансий (в большинстве непрестижных, низкооплачиваемых) на бирже труда. Наконец, непонятно, как учитывается скрытая безработица, когда человек лишь числится на своем месте, но находится в неоплачиваемом отпуске или работает неполный день. Проблема по сравнению с 90-ми гг. стала менее острой, но не исчезла. Кроме того, по мнению экспертов, в России многие рабочие места – охранников, дворников и подсобных рабочих – в торговле и на производстве созданы искусственно, их легко ликвидировать без ущерба для дела и с пользой для производительности.

Мировой опыт свидетельствует, что переход от индустриальной экономики к экономике знаний и сервисной экономике неизбежно приводит к высвобождению множества рабочих мест и требует высокой трудовой мобильности. Безработица в таких условиях неизбежна. Решать проблему можно двумя способами. Скандинавско-французский путь, предполагающий значительные пособия, до 70–75% прежней заработной платы, которые выплачиваются длительное время, позволяет семьям нормально существовать, но провоцирует социальное иждивенчество. Англосаксонский подход предусматривает прогрессивное снижение пособия в случае длительного бездействия и отказа от предложенного на бирже труда обучения. Он более жесток, но, как показывает статистика, эффективнее стимулирует возвращение безработных на рынок труда.

Впрочем, для начала важно изменить отношение общества к безработице. Неприятным, но возможным и необходимым элементом экономики ее считают 65% французов и около 70% американцев. В сознании россиян безработица пока еще не стала составным и неизбежным элементом рыночной экономики. Большинство населения считают ее недопустимой. В 2002 г. так считали 53% опрошенных «Левада-центром», в 2007 г. – 57%. Даже среди 25–39-летних – в наиболее востребованной группе на рынке труда – так считают 54% респондентов, допустимой и полезной безработицу назвали 38%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more