Статья опубликована в № 2103 от 06.05.2008 под заголовком: От редакции: Упрощения просим

От редакции: Упрощения просим

История знаменитого проекта второй сцены Мариинского театра показательна для нашего времени. Первый крупный международный архитектурный конкурс, строгие условия соответствия среде, победа амбициозного проекта архитектора с мировым именем, государственный заказ, одобренный президентом, на $100 млн. В 2003 г. это воспринималось как прорыв, как первая крупная культурная инвестиция с Запада, которых нам так не хватает для возвращения в мировой культурный процесс. Затем, правда, последовали скандалы между автором, Домиником Перро, и заказчиком. Перро был отстранен от проекта, его заменил российский генпроектировщик, обязавшийся следовать проекту. И заказчик нес потери – руководство Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Роскультуры тоже менялось. Теперь новое обострение: то ли генпроектировщик отстранен госзаказчиком, то ли он таким способом пытается на госзаказчика повлиять. Между тем сроки переносятся, стоимость растет, проблем море – вернее, болото: петербургские грунты ставят под сомнение реализацию проекта в первоначальном виде, да и внешние чересчур технологичные решения вроде «золотой» оболочки скорее всего подпадут под упрощение.

Так и хочется увидеть в этом символ: вот пригласили мастера с Запада, когда нам нужно было признание. А потом, когда цены на нефть выросли, решили, что сами лучше освоим бюджетные деньги, и мастера погнали. А сами теперь будем строить до скончания века.

Все не так просто, и определить, кто больше виноват и в чем, вряд ли возможно. Но проблема как раз в том, что нам надо попроще. Мы не понимаем, когда включаться в мировой культурный процесс предлагают долго и дорого, мы в этом случае выбираем свой культурный процесс, доморощенный.

Проблема Мариинки-2 в самом общем виде – несоответствие уровня сложности проекта уровню развития инфраструктуры, уровню стройкомплекса, качества управления, просто уровню восприятия. Кто в этом виноват? Может быть, и Перро, не оценивший ситуации.

Это касается не только Мариинки-2. Пока ни один из громких проектов западных архитектурных звезд в России не реализован. Самым продвинутым можно считать «Москва-Сити», первые проработки которого начались еще в конце 1980-х и который был заранее целенаправленно обеспечен инфраструктурой (вопрос прозрачности инвестиций сейчас обсуждать не будем).

Тема исторического наследия здесь крайне важна. Необходимость соответствовать охранным нормам удорожает и усложняет любой проект. Другой скандальный питерский проект – 400-метровую башню «Газпром нефти» («Охта-центр») – можно считать в некотором смысле противоположностью Мариинке. Тут и несоответствие регламенту застройки, и протесты общественности, и предупреждения ЮНЕСКО, и ряд судебных исков, а проект потихоньку движется. То есть проектирование и строительство еще не начаты, но Смольный уже выбрал генподрядчика и заключил контракт с авторами архитектурной концепции. Благодаря этой концепции петербургская «историческая линия горизонта» попала уже во второй подряд список 100 мировых памятников, которым угрожает исчезновение (World Monument Watch – 2008).

Центр Петербурга был включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО еще в 1990 г. по заявке СССР. Тогда нам тоже нужно было мировое признание. Сейчас у ЮНЕСКО мало шансов. Ведь строительство «Охта-центра» привлечет в Петербург огромные инвестиции, причем свои, отечественные. На этой неделе стало известно, что татарстанское управление Россвязьохранкультуры намерено приостановить строительство в охранной зоне Казанского кремля (также входящего в список всемирного наследия ЮНЕСКО) – эффективность угрозы культурных чиновников вызывает сомнения, ведь там кроме прочего строится здание республиканского минсельхоза.

Важно не кто строит, иностранец или местный, важно уважение к традиции, которое, видимо, уже не поддается восстановлению. А если так, то можно не переживать и принять московское отношение к традиции – с бульдозерами и бетономешалками. По данным Московского общества охраны архитектурного наследия, только за последние шесть лет в столице было разрушено более 200 объектов культурного наследия.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать