Статья опубликована в № 2116 от 26.05.2008 под заголовком: Правила игры: Природа тайных сил

Правила игры: Природа тайных сил

И руководители гигантских корпораций, и редакторы центральных газет, и президенты стран, и даже самые обычные люди обожают эксклюзивную информацию. Исследование, результаты которого открыты, кажется несерьезным по сравнению с тем, которое сделано с использованием засекреченной информации. Аналитический доклад, на который наложен гриф секретности, выглядит более солидным, чем текст, находящийся в свободном доступе. Тем более если речь идет о вопросах национальной безопасности.

Иногда о том, что говорится в тайных аналитических докладах, можно догадаться по действиям властей. Страшно даже представить, что было написано в докладах об оранжевой революции, которые читали в Кремле, если против маршей несогласных, собиравших по нескольку сотен интеллигентных граждан, выставлялись многотысячные цепи ОМОНа с водометами, дубинками и щитами. Может показаться, что в подобных вопросах, когда речь идет о масштабной политической борьбе, массовых движениях, воздействиях иностранных государств, никакого точного анализа и не может быть. Отчасти это верно, и именно поэтому не бывает секретного политического и экономического знания, когда речь идет о масштабах страны. Любые расчеты и выводы становятся значимыми и содержательными только в ходе открытого обсуждения. Отмеченная аналитиком закономерность представляет практическую ценность только тогда, когда она не рассыпается в результате атак со стороны коллег.

Вот Уильям Истерли, Шанкер Сатьянат и Даниэль Бергер из Нью-Йоркского университета попробовали измерить, используя данные времен холодной войны, как сказывалось вмешательство супердержав во внутренние дела какой-либо страны на уровне демократии в этой стране. Основная сложность в таком исследовании состоит не в определении вопроса о том, было вмешательство или нет – для этого использовались рассекреченные документы КГБ и ЦРУ, – а в том, чтобы попробовать установить причинно-следственные связи. Поскольку послы и резиденты разведок любят приписывать своему влиянию все происходящее в той стране, в которой они находятся, в том числе и те революции и перевороты, которые они проморгали, требуется довольно тонкая работа с данными. А вот выводы в работе довольно простые: вмешательство супердержав существенно и надолго снижает уровень демократии в стране, в дела которой вмешиваются. От режима в сверхдержаве, которая вмешивается, практически ничего не зависит: вмешательство и демократической Америки, и коммунистической России приводило примерно к одинаковым последствиям для демократического развития.

Впрочем, в политической экономике даже использование самых передовых статистических методов не гарантирует окончательности выводов. Вам они кажутся неправдоподобными или необоснованными? Что-то противоречит тому, о чем вы читали где-либо еще? Тогда приходите послушать доклад профессора Сатьяната в ближайшую пятницу, 30 мая, на конференции, которую проводят ВШЭ и РЭШ. Политическим экономистам в отличие от тайных советников нечего скрывать. Именно поэтому их анализ куда интереснее и полезнее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать