Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 2117 от 27.05.2008 под заголовком: Конъюнктура: Главное – бизнес

Конъюнктура: Главное – бизнес

Новый состав правительства и президентской администрации стал лучшим ответом на вопрос, собирается ли Путин уходить на покой. Правда, некоторые эксперты еще твердят «не верю» и продолжают рассказывать, что царь может быть только один и что в нашей истории ничего подобного не было. Может, и не было, но только мы видим, что Путин остается первым лицом в государстве, замыкая на себя работу двух ветвей власти.

Однако остается вопрос, зачем же Путин затеял такую сложную и все же рискованную комбинацию c пересаживанием в премьерское кресло, если все равно большая часть властных функций остается у него? Есть версия самого Путина – что он привык уважать закон и Конституцию. Есть точка зрения, что он не хотел лишний раз дразнить Запад. Но все они не выглядят исчерпывающими. Добавим к ним еще один аргумент. Премьерское кресло избавит Путина от чрезмерной нагруженности политическими темами и позволит сосредоточиться на том, что ему нравится больше всего, – на экономике, или еще уже – на энергетике.

Путина многие воспринимают прежде всего как политика. Но в реальности ему ближе деловой подход к проблемам. Путин по стилю скорее бизнесмен. Поэтому в премьерском кресле ему будет комфортнее. Путин прекрасно понимает, что, сколько ни говори про постиндустриальную экономику, основным нашим конкурентным преимуществом в обозримом будущем останется энергетика. И тут у Путина-премьера пространства для маневра больше. Не случайно Путин-премьер сразу же взял курс на снижение налоговой нагрузки на нефтегазовые компании, мотивируя это необходимостью инвестиций в новые проекты. А ведь еще в начале года Путин-президент говорил про накопленный отраслью жирок.

Во внешней политике Путину приписывали стремление чуть ли не восстановить советскую империю, а также использовать против Запада энергетическое оружие. Но тогда надо было покупать лояльность соседей дешевым газом, а мы действовали ровно наоборот. Экспансия же наших энергетических компаний на внешние рынки – не элемент политического влияния, а возможность заработать больше. Путин действовал как бизнесмен – пытался повысить стоимость входного билета в российский upstream (добыча) для иностранных корпораций и получить активы в европейском downstream (доставка и дистрибуция) для роста прибыли наших компаний.

Но на посту президента приходилось заниматься не только энергетикой. Скажем, стоило Путину поехать на Запад, как тут же его начинали бомбардировать вопросами про демократию и права человека. Теперь Путин может смело сказать: я за политику не отвечаю, это президентская компетенция. Путин может избежать и сложных политических тем для переговоров. Скажем, если японцы приедут говорить о северных территориях – то это к Медведеву. А если про поставки сжиженного газа – то уже к Путину.

Приходилось встречать мнение, что Путину будет особенно неприятно расстаться с возможностью участвовать в саммитах «восьмерки». На самом деле там давно уже не принимают серьезных решений, ограничиваясь пустыми диалогами, скажем, про борьбу с глобальным голодом. А покидающие ее политики в основном идут в бизнес.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать