Статья опубликована в № 2132 от 18.06.2008 под заголовком: Политэкономия: Орудия истории: слепые и зрячие

Орудия истории: слепые и зрячие

Национальный конституционный центр США, влиятельная некоммерческая организация, цель которой поддержание знания основного закона США, в том числе и с помощью гигантского современного музея конституции в Филадельфии, наградит Михаила Горбачева медалью Свободы. Медаль вручается с 1989 г., но ни разу за все время существования награды ее не был удостоен россиянин.

Почему Горбачев? С одной стороны, ответ очевиден. Доброжелатели, в частности те, кто вручает премию, скажут: за окончание холодной войны, за то, что дал «надежду и свободу миллионам людей, которые жили за железным занавесом». Больше того, представители Национального конституционного центра и не скрывают, что награждение Горби – это часть большой программы праздника – 20-летия падения Берлинской стены, которое будет отмечаться в 2009 г. Недоброжелатели повторяют классическую фразу Владимира Путина о «величайшей геополитической катастрофе XX в.».

Недовольных Горбачевым вообще много. Для одних он человек, который лично, своими руками, разрушил великую империю. Для других нерешительный лидер, боявшийся ответственности, не решавшийся выйти за рамки социалистической парадигмы, упустивший время для настоящих реформ и тем самым увеличивший их социальную цену.

Все это правда. Но историческая фигура потому и становится исторической, что она делает Историю, живет внутри нее, становится ее орудием. Слепым или зрячим – другой вопрос: обычно зрение приходит во время «процесса», который «пошел», а еще чаще, когда он уже «ушел», – лидерами такого типа и были как раз Михаил Горбачев и Борис Ельцин. К тому же историческая фигура не нэпмановский золотой червонец, чтобы всем нравиться. Владимир Путин, например, нравится почти всем и уже очень долго, что совершенно не гарантирует ему место в истории.

В только что вышедших мемуарах академика Георгия Арбатова есть примечательный эпизод. Март 1985-го, советская делегация, состоящая из очень разных людей – от писателя Карпова до заведующего агитпропом Стукалина, – в связи со смертью Черненко возвращается из США. Перелет из Сан-Франциско в Нью-Йорк, разговоры – только о Горбачеве. У трапа дипломаты Добрынин и Трояновский шепотом сообщают новость – генсеком избран Горбачев. «И в делегации началось настоящее ликование, – вспоминает Арбатов. – Я полушутя сказал своим коллегам: «Подождите радоваться, пока не сядем в самолет. У нас же национальный траур».

По этой картинке можно судить о том, какими были ожидания. Мы как-то забываем, кто и что были альтернативой Горбачеву. Запамятовали и о собственных шоковых впечатлениях от того, о чем начал говорить новый лидер и как он это делал. Понятно, что Горбачев хотел управляемой демократизации в рамках прежней модели, а выяснилось, что она невозможна внутри социалистической рамки. Откуда же он это мог знать?

За это неведение его и чествуют – наряду с прежними лауреатами Лехом Валенсой и Вацлавом Гавелом, Шимоном Пересом и Боно, Хамидом Карзаем и Виктором Ющенко.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать