Правила игры: Повторение пройденного


Выборы губернаторов, отмененные три года назад, снова стали темой общественной дискуссии. Возможно, представители «Единой России», заговорившие на эту тему, имеют в виду не возвращение конкурентных выборов, на которых в 1990-е гг. потеряло свои посты немало местных лидеров, а нечто подобное федеральным выборам 2007 и 2008 гг., которые не обеспечили легитимности ни избранным политикам, ни соответствующим институтам. И тем не менее выборы губернаторов – интересная тема для обсуждения. Это в большей степени вопрос «институционального проектирования», чем выборы в Думу по одномандатным округам. Насчет прямых выборов в Думу можно не сомневаться – при первом же серьезном столкновении в правящей элите требование об одномандатных округах станет оружием в руках одной из сторон. Губернаторы и сенаторы же в меньшей степени рассматриваются гражданами как их представители в Москве; желание избирать их непосредственно будет не так сильно.

Сравнить систему, при которой губернаторы выбираются, с той, при которой они назначаются, непросто. 1990-е гг. и начало XXI в. были трудными не потому, что выборы – и на региональном, и на федеральном уровне – были конкурентными. Скорее наоборот: экономические трудности заставляли политиков, находившихся у власти, позволять избирателям менять губернаторов и депутатов Думы. Выборы, в конце концов, самый мирный и эффективный способ трансформации общественного недовольства в политические изменения.

Надо заметить, что в нашей стране избираемость губернаторов не представляет особенной проблемы для федерального центра. Во-первых, значительная часть богатства каждого гражданина – все, связанное с полезными ископаемыми, – принадлежит ему «по праву рождения», а не в результате собственных усилий. В такой стране федеральный центр необходимо велик и силен – на нем лежит значительная перераспределительная функция. То, что в начале 1990-х центр был слаб, говорит лишь о глубине коллапса советской экономической и политической системы. Во-вторых, при столь значительном участии центра в экономической деятельности угроза того, что губернаторы смогут всерьез угрожать целостности экономического пространства, представляется призрачной. Опять-таки неправильно принимать 1990-е за естественную точку отсчета: экономическое пространство становится единым по тем же причинам, по которым происходит глобализация. В-третьих, этническая и географическая структуры страны говорят скорее в пользу введения выборов, чем против. Конечно, некоторые регионы – например, национальные образования – могут требовать большего контроля со стороны центра, чем другие. (Юг России – единственная часть нашей страны, в которой органы федерального округа оказались полноценно действующим институтом.)

Сейчас, в хорошие времена, введение губернаторских выборов вряд ли что-то изменит, однако в менее благоприятных условиях они будут «подушкой безопасности». При нынешней политической системе, еще ни разу не проверявшейся на прочность, дополнительная страховка не помешает.