Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2150 от 14.07.2008 под заголовком: От редакции: Разбор понятий

От редакции: Разбор понятий

Россияне в последние пару недель эффектно напомнили миру о бандитских разборках 1990-х гг. Правда, ретроспективное повествование о корпоративных войнах, сотрясавших тогда Россию, происходит в Лондоне. Люди, сделавшие в 90-х состояния, пытаются в английских судах установить, кто кого кинул.

Судья Высокого суда Лондона Кристофер Кларк 3 июля согласился рассмотреть иск Михаила Черного к Олегу Дерипаске о компенсации за 20% акций «Русала», якобы отобранных незаконным способом. Кларка не смутил тот факт, что ни одна из сторон не проживает в Великобритании: Черной рискует быть убитым или арестованным по сфабрикованному обвинению, если суд будет проходить в России, объяснил Кларк. Кроме того, он убежден, что решение российского суда не будет справедливым. Заявления судьи сами по себе неприятны; впрочем, похожие мотивы звучали, когда Англия предоставляла политическое убежище Борису Березовскому или Ахмеду Закаеву. К тому же российско-британские отношения давно не в порядке.

Почти одновременно еще один российский олигарх, Роман Абрамович, поведал миру, что, создавая свою промышленную империю, платил политикам за «крышевание» миллиарды долларов. Подробности изложены на 53 страницах – это заявление защиты, опубликованное в ответ на иск Бориса Березовского в Лондонский коммерческий суд. Бывший деловой партнер Абрамовича требует от него компенсацию в $4 млрд. Березовский утверждает, что Абрамович угрозами и давлением вынудил его дешево продать акции ОРТ, «Сибнефти» и «Русала», при этом действуя по поручению тогдашнего президента Владимира Путина.

Британская система правосудия с плохо скрываемой радостью вытряхивает скелеты из наших шкафов: вокруг российско-британской ТНК-ВР развивается конфликт, и публичные разборки русских олигархов – отличная возможность продемонстрировать миру, что собой представляет российская корпоративная культура.

Оба иска, скорее всего, удовлетворены не будут. К такому выводу приходишь, прочитав тексты заявлений сторон. Судите сами: и Черной, и Березовский пытаются взыскать со своих преуспевших партнеров то, что те им якобы недоплатили. Возможно, их претензии и небеспочвенны, но, когда дело доходит до юридической стороны вопроса, суду им предъявить нечего. Договоры заключались исключительно по «понятиям» и подкреплялись только «крышами».

Один из немногих письменных договоров был написан Дерипаской то ли на клочке бумаги, то ли на попавшемся под руку ноутбуке. Разумеется, без привлечения юристов, оценщиков и других лишних свидетелей.

Пока мир смакует подробности построения капитализма в России, внутри страны по этому поводу наблюдается удивительное благодушие. Общество чувствует, что процесс в этом случае важнее, чем результат. Война компроматов имеет для сторон (и даже для суда) больше смысла, чем собственно вердикт. Дерипаска сейчас воюет с Владимиром Потаниным за контроль над «Норильским никелем». Признания Черного (особенно те, что он еще не выложил) могут сделать Олега Владимировича сговорчивее. А Абрамович пытается по максимуму легализовать прошлое и начать жить в свое удовольствие. Поэтому ему даже выгодно побыстрее вытащить все свои секреты на публику.

Война компроматов в последние годы была основой политической жизни страны – ничто не делает людей более управляемыми. Мы привыкли к компроматам, мы стали конспирологами, мы ничего не воспринимаем в прямом смысле. Нынешние разборки интересны только потому, что в них участвуют самые успешные российские олигархи: конспирология заставляет нас подозревать в этом изменение правил игры, которое происходит со сменой власти в стране.

Но прямой смысл в этой истории есть. Откровения о, мягко говоря, серых схемах и приемах, которыми создавались нынешние состояния, вряд ли повлияют на инвестиционный климат или имидж России. Но, каковы бы ни были мотивы сторон, взаимное разоблачение отечественных олигархов в Лондоне будет иметь серьезные последствия для страны. Если их откровения не получат уголовно-правовых последствий в России, это можно расценивать как легализацию лихих 90-х.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать