Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2167 от 06.08.2008 под заголовком: От редакции: Точка замерзания

От редакции: Точка замерзания

Гордость Германа Грефа – инвестиционный фонд, по-видимому, закрывается. Чиновники пока прямо не говорят о прекращении его деятельности – просто Министерство регионального развития, которому с прошлой осени доверили управление средствами инвестфонда, честно призналось, что деньги в фонде кончились: их распределили по проектам, а новых Минфин не дает.

Де-факто работа фонда уже заморожена. За два года его существования правительственная комиссия одобрила 20 проектов стоимостью 1 трлн руб., из которых 341 млрд руб. должен профинансировать инвестфонд. Правда, в последний раз утверждение проектов происходило в октябре прошлого года. С тех пор поступающие заявки (в этом году их пришло около 80) идут если не в корзину, то в архив. Писать в стол довольно накладно: компания, затевающая инвестиционный проект на $1,5 млрд, должна выложить на подготовку заявки не меньше $70 млн. «Если проект стоящий, труды не пропадут: с этой заявкой можно прийти в ФЦП, в Банк развития или привлечь другого соинвестора», – успокаивают чиновники соискателей.

Но не лучше обстоят дела и у тех, кому удалось получить одобрение своего инвестпроекта. Проверка Счетной палаты показала, что за два года из инвестфонда было потрачено лишь 30,75 млрд руб. Из них 30 млрд руб. получила государственная Российская венчурная компания. Остальные деньги перетекли на 2008 г. Сейчас в фонде около 400 млрд руб.

А на месте будущих заводов и магистралей нет даже котлованов. Держа в руках десятки миллиардов рублей, инвестор не может их потратить, повсюду натыкаясь на запреты бюджетного, налогового и земельного законодательства. Оказалось, что даже совместное финансирование проекта государством и частным инвестором – прямое нарушение Бюджетного кодекса. Они могут вместе вкладывать деньги в объект лишь одним законным способом – через вклад в уставный капитал акционерного общества.

Инвесторы не могут оформить земельные участки под строительство дорог, из-за противоречий закона им грозит двойное налогообложение, наконец, инвестор не вправе выйти из проекта, даже если терпит убытки. Чтобы устранить законодательные противоречия, мешающие работе инвестфонда, нужно переписать 124 нормативных акта, подсчитали юристы компании «Вегас-лекс». Ну или обойти все законы, сделав инвестпроекты госкорпорациями.

Российский инвестиционный фонд не имеет аналогов в мире, всего пару лет назад с гордостью рассказывали руководители страны на Петербургском экономическом форуме. Похожие институты в других странах действуют более примитивно: сначала у государства рождается проект, потом на конкурсе отбирают концессионера, а из бюджета предусматривается прямое финансирование.

Наш инвестфонд действительно инструмент более сложный. Государственные деньги подвешиваются, как морковка, за которую конкурируют частные проекты. Принцип их отбора простой: на государственный рубль нужно привлечь максимум частных инвестиций. Кроме того, проект должен в будущем генерировать максимальный поток налоговых платежей и способствовать росту ВВП в том регионе, где будет реализован. Поскольку все эти параметры можно точно прогнозировать, проекты инвестфонда не могут быть случайными или не дать отдачи, рассуждали инициаторы идеи.

Но у ведомства, отвечающего за сохранность бюджетных средств, иная логика: инвестфонд, как ни крути, – это раздача денег. Конечно, проекты просчитаны и одобрены, но их список все равно сильно смахивает на реестр самых мощных лоббистов страны.

Правда, если сравнить инвестфонд с другими действующими способами распределения государственных денег – ФЦП, госкорпорациями и прочими институтами развития, то фонд покажется вполне прозрачной и понятной процедурой. Так, может, лучше дать этим деньгам поработать?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать