Статья опубликована в № 2175 от 18.08.2008 под заголовком: От редакции: Память о кризисе

От редакции: Память о кризисе

Премьер Сергей Кириенко и председатель Центробанка Сергей Дубинин объявили о задержке выплат по государственным краткосрочным обязательствам 10 лет назад, 17 августа 1998 г. Некоторые почувствовали неладное еще в мае, другие успели забрать свои деньги из банков после того, как Борис Ельцин 14 августа заявил: «Дефолта не будет». Дефолт и последовавший за ним финансовый экономический кризис 1998 г. ударили по благополучию многих россиян, чьи заработки мгновенно обесценились из-за резкого падения курса рубля к доллару и подорожания товаров первой необходимости.

Но вот парадокс памяти. Специалисты фонда «Общественное мнение» нынешним летом задали россиянам вопрос: «Вы помните, какие события происходили в августе 1998 г.?» – и 52% респондентов признались, что не помнят, какие это были события. Помнят о дефолте (при такой постановке вопроса) всего 36%. Отметим, что 70% помнят, что произошло в августе 1991 г., и 55% помнят, что было в декабре того же года – подписание Беловежских соглашений о ликвидации СССР. Может быть, причина в способности человеческой памяти вытеснять неприятные эпизоды прошлого? На самом деле причина в том, что кризис не всех коснулся в равной мере. Помнят о нем те, кто понес самые чувствительные потери из-за сгоревших банковских вкладов и вынужденной ликвидации бизнеса. Это граждане с высокими доходами (49% против 41%), с высшим образованием (57% против 34%) и, наконец, жители Москвы и Петербурга (59% против 35%).

Кроме того, дефолт и кризис 1998 г. оставили глубокие следы в сознании и даже подсознании россиян. После кризиса экономика России устойчиво развивается высокими темпами, а благосостояние наших сограждан за последние 7–8 лет растет быстрее, чем экономика и производительность труда. С 2000 г. по июль 2008 г. номинальная средняя зарплата выросла в восемь раз – с 2220 руб. до 17 808 руб., реальная – примерно в 3,5 раза. Сейчас россияне живут значительно лучше, чем до кризиса 1998 г. В июле 1998 г. 28% опрошенных ВЦИОМ жаловались, что им не хватает денег на еду, в 1999 г. их доля выросла до 37%, сейчас таких осталось 7%. Есть и другие яркие данные: в первом полугодии нынешнего года Россия опередила Германию по покупкам новых иностранных автомобилей.

Тем не менее страх повторения событий 1998 г. велик. В 2004 г., по данным ВЦИОМ, кризиса опасались 53% опрошенных, по данным «Левада-центра» – 56%, не опасались – 35% и 29% соответственно. К 2007 г. оптимисты по численности уже опережали пессимистов: кризис считали невозможным от 43% («Левада-центр») до 46% (ВЦИОМ), вероятным – 36% и 33% соответственно. За последний год повторение августа 1998 г. вновь стало реальностью в сознании россиян. Его ожидают 50% респондентов «Левада-центра» и 42% опрошенных ВЦИОМ, противоположной точки зрения придерживаются 35% и 38% (остальные не определились с ответом). Cобытия, подобные происшедшим в 1998 г., вызывают устойчивые фобии. Но дело не только в этом. Страх перед новой волной кризиса, по мнению экспертов «Левада-центра», вызван резкими всплесками роста цен осенью 2007 г. и весной 2008 г., в ходе которых власть продемонстрировала неспособность влиять на колебания рынка в интересах широких слоев населения, и, кроме того, продолжающимся давлением государства на крупный бизнес.

Впрочем, наиболее инициативная и энергичная часть общества извлекла уроки из событий 1998 г. и готовится к худшему, несмотря на то что фундаментальных причин для кризиса нет. По данным «Левада-центра», нового кризиса меньше других опасаются частные предприниматели и топ-менеджеры (45% и 47% соответственно). Эти люди больше других уверены в своих силах, утверждают эксперты. Кроме того, по данным ФОМ, забрали вклады из банков, купили валюту или иным способом постарались застраховаться от возможного кризиса в среднем по стране около 20% ожидающих кризиса. Среди россиян с высокими доходами эта доля – 34%, среди жителей мегаполисов – 27%.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать