Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2178 от 21.08.2008 под заголовком: От редакции: Цена аппарата

От редакции: Цена аппарата

Сегодня правительство обсудит проект федерального бюджета на следующий год. Впервые в истории страны этот бюджет будет частью долгосрочной стратегии – Минфин разработал финансовый план до 2023 г., а Минэкономразвития – план развития экономики до 2020 г.

Правда, эти планы противоречат не только друг другу, но и сами себе. Например, авторы программы-2020 рассчитывают, что стратегические задачи развития будут решены за счет госбюджета и, соответственно, планируют сильно увеличить его расходы. Но одновременно они предлагают снижать налоги, не объясняя, откуда возьмутся деньги на предыдущий пункт.

С одной стороны, они справедливо подчеркивают важность снижения темпов инфляции – чтобы повысить экономическую стабильность и интерес к инвестициям и сбережениям. Однако, с другой стороны, совершенно забывают о том, что сами же будут наращивать госрасходы – т. е. вступят на путь, напрямую ведущий к ускорению инфляции.

Финансовый план, наоборот, исходит из того, что доходы бюджета с каждым годом будут расти все медленнее, а расходы на выплату пенсий из-за стареющего населения и несовершенства пенсионной системы вскоре будут съедать треть бюджета. Поэтому Минфин призывает ни в коем случае не снижать налоги и искать способы сокращения расходов.

Пока чиновники ищут компромисс между разнонаправленными задачами, попробуем взглянуть на расходы бюджета с точки зрения потенциальной экономии. Одна из самых быстрорастущих статей расходов – зарплаты.

Согласно данным, приведенным в бюджетной стратегии до 2023 г., каждый четвертый работающий россиянин сегодня получает зарплату от государства. Чтобы прокормить армию бюджетников размером 18,4 млн человек, консолидированный бюджет в прошлом году потратил 1,3 трлн руб. – 22,3% доходов (в 2001 г. – только 18,4%).

Государство и раньше было главным работодателем страны, но денег на зарплаты у него уходило гораздо меньше: по сравнению с 2001 г. содержание бюджетников подорожало в пять раз. Семь лет назад бюджет тратил на оплату труда сумму, эквивалентную 5,4% ВВП, а теперь – 7,5% ВВП. На чиновников, военных, врачей, милиционеров и остальных бюджетников приходится 30% фонда оплаты труда всей российской экономики. Тем не менее у бюджетников по-прежнему есть основания жаловаться на низкие доходы.

Если сравнить зарплатные расходы государства в восьми странах ЕС и Юго-Восточной Европы, сопоставимых с нами по доходам на душу населения, то окажется, что даже после всех повышений Россия отстает: государственный фонд оплаты труда в этих странах составляет 8,5–8,7% ВВП против наших 7,5%.

Хотя, наверное, в развитых странах врачи и учителя тоже жаловались бы на бедность, если бы их было так же много, как в России. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на 1000 человек населения у нас на 70% больше врачей, чем в США, и на 27% больше, чем в Германии. А если сопоставить число школьников и дошкольников, то в России окажется в 1,5–2,5 раза больше учителей и воспитателей, чем в развитых странах. Эксперты ВОЗ подсчитали, что если бы наши системы образования и здравоохранения полностью повторяли американские, безработными оказались бы более миллиона российских бюджетников. А если образцом была бы германская модель – сократить пришлось бы около 700 000 человек.

Есть страны, где работа на государство – единственный шанс на нормальную жизнь. В России армия бюджетников велика по другой причине: мы с советских времен унаследовали громоздкую и неэффективную систему государственных услуг. Но это наследство – и наш ресурс. Реформировав бюджетный сектор, можно обеспечить серьезный приток кадров на дефицитный рынок труда. А в перспективе – сэкономить расходы бюджета. И не только на зарплаты.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать