Статья опубликована в № 2184 от 29.08.2008 под заголовком: От редакции: Семь с половиной

От редакции: Семь с половиной

Мировая реакция на российско-грузинский конфликт, точно так же, как реакция внутри страны, иллюстрирует живучесть стереотипов биполярного мира времен холодной войны.

Вполне возможно, что ссориться со всем миром не планировалось. Это косвенно подтверждается желанием объясниться: Дмитрий Медведев и Владимир Путин дают интервью западным телеканалам; Медведев поддерживает телефонный диалог с главами стран G8 (Меркель и Саркози).

Конфликт на Южном Кавказе вряд ли изменил западные представления о соотношении сил в мире: соперничающим полюсом остается Китай. С другой стороны, страхи западного общественного мнения родом из времен холодной войны – и не только по формату и стилистике. В напряженно дискутируемом вопросе – «как Запад должен ответить России?» – сразу закладывается биполярность, ведь «не как мир», а «как Запад». Предполагается, что Россия выступает против Запада: и это надолго, и это – хочешь не хочешь – формирует враждебную пару, которая будет определять жизнь остального мира. Просто в мозгу среднего западного человека (к которым можно отнести и многих политиков) соответствующая цепочка нейронов очень крепка.

Так же крепка она и у российских граждан, которых сейчас по большей части распирает от гордости. Рейтинги Медведева и Путина после начала войны выросли. Действия руководства россияне одобряют. По свежим данным фонда «Общественное мнение», 60% опрошенных считают современную Россию великой державой (26% не считают, остальные затруднились с ответом). Причем распределение ответов характерно для всех социально-демографических групп, почти не варьируясь в зависимости от возраста, пола, образования, доходов респондентов. В 1996 г. соотношение было обратным: 21% считал Россию великой державой, а 68% не считали.

Сегодня 82% россиян считают, что Россия должна стремиться стать самой влиятельной страной в мире. Внешнюю политику страны одобряют 59% опрошенных.

Стереотипы холодной войны сохраняются и у представителей стран «второго мира», для которых важно, чтобы кто-то противостоял Америке (см., например, статью бывшего посла Сингапура в ООН Кишоре Мабубани «Ошибка Запада», «Ведомости» от 25.08.2008, стр. А4). Китай не хочет, Иран не может. А Россия? Когда-то ведь могла – может, и сейчас сдюжит?

Мы имеем дело с очередным очень серьезным (но окончательным ли?) подтверждением бесполезности инструментов современной мировой системы отношений – ООН, НАТО, СНГ, G8. Для реформирования этой системы нужно много времени, желания, ресурсов и – вполне вероятно, хоть и прискорбно – еще много других конфликтов.

Мы имеем дело с неустроенным (то ли не захотели, то ли не получилось) многополярным миром. Однополярный мир (США во главе) не может быть прочным в течение долгого времени – всегда есть сомнения в его справедливости. Многополярный мир нуждается в сложной системе регулирования, которой нет, и непонятно, будет ли. Биполярный мир знаком, понятен и кажется более справедливым. Возвращение к биполярному миру психологически было бы проще для всех участников. Это вернуло бы смысл жизни американским и российским «ястребам» и военным блокам. Понятно, что попытка России возглавить один из полюсов была бы самоубийственна: у нас просто нет ресурсов для этого. Но биполярная система также противоречит всей современной глобальной экономике. Можно считать нынешний конфликт одним из кризисов многополярного мира. Важно извлечь правильные уроки и назначить правильные методы лечения.

Россия стремится по-новому позиционировать себя в мире. Она формирует заказ на новый «бренд» – более жесткий, более узнаваемый. Но цели, в принципе, старые: мы хотим свою долю рынка. Если угодно, полноценную одну восьмую – если в терминах G8. Но чтобы добиться этой цели, уходить в изоляцию не нужно. Чтобы усовершенствовать систему, не нужно выходить из системы. Совсем наоборот – нужно становиться ее ответственным участником.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать