Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2187 от 03.09.2008 под заголовком: От редакции: Великое сидение

От редакции: Великое сидение

Современные российские милиция, прокуратура и суды карают граждан более жестоко, чем их предшественники последних советских лет. Продолжавшаяся почти весь постсоветский период реформа отечественного законодательства и правоохранительной системы, призванная гуманизировать ее работу, пришла к прямо противоположным результатам. Такие выводы сделал бывший первый заместитель председателя Верховного суда РФ Владимир Радченко, хорошо знающий работу системы.

По его данным, опубликованным в «Российской газете», в 1987–1991 гг. на территории РСФСР были осуждены 2,5 млн человек. В современной России за 3,5 года (с 2005 г. по первую половину 2008 г.), по данным Судебного департамента при Верховном суде, – более 3,2 млн. В 1990-е гг. увеличение населения лагерей до миллиона человек можно объяснить ростом преступности и несовершенством Уголовного кодекса (УК), а жесткость правоохранителей – стремлением устрашить потенциальных нарушителей закона.

С 2003 г. УК не карает за мелкие кражи и дорожно-транспортные происшествия, не нанесшие тяжкого вреда здоровью. По официальным данным МВД, с 2003 по 2007 г. число убийств сократилось с 31 600 до 22 200, разбоев – с 57 100 до 47 300, изнасилований – с 8100 до 7000. Но вот парадокс: это лишь ужесточило отечественную юстицию. Оправдательные приговоры в России выносятся реже чем в одном случае из 100. Несмотря на то что большинство статей современного УК содержат альтернативные наказания – штраф, домашний арест и условный срок, – судьи редко пользуются этой возможностью. Доля приговоренных к реальному сроку в 2003–2007 гг. стабильно составляет 32–33%. Абсолютное число осужденных год от года существенно не меняется. Россия по числу содержащихся под стражей (895 000 человек на 1 июня) уже обогнала показатели 2002 г. (877 373). По числу заключенных на душу населения Россия догоняет США и значительно опережает европейские страны, в частности Францию, где на 63,8 млн человек приходится 60 300 содержащихся под стражей. Личный тюремный опыт в стране имеют почти четверть мужчин, отмечает Радченко.

Жестокость наказаний, как показывает отечественный и мировой опыт, редко помогает победить преступность. Между тем штатная численность Федеральной службы исполнения наказаний – более 355 000 человек.

Скученность в лагерях и тюрьмах приводит к тому, что они становятся рассадником болезней. Как сообщил замминистра юстиции Александр Савенков, психическими расстройствами страдают 75 000 заключенных, активным туберкулезом – 43 500, ВИЧ-инфицированы 45 400. Но не менее страшно другое. Десятки, а возможно, и сотни тысяч совершивших преступление небольшой тяжести или находящиеся под стражей по ложному обвинению теряют свое дело, профессиональные навыки, привычные родственные и социальные связи. После знакомства с настоящими преступниками многие несут в общество искаженные представления о границах добра и зла. Фактически нынешняя работа правоохранительных органов приводит не к искоренению преступности, а к ее воспроизводству: по данным Судебного департамента, ранее судимые совершили 28% общего числа преступлений. Еще одна возможная причина обвинительного уклона – то обстоятельство, что сотрудники МВД и прокуратуры слишком часто становятся судьями: сейчас они составляют около трети судей. Наконец, угроза ареста по пустяковому обвинению (суды удовлетворяют свыше 90% ходатайств следствия о предварительном содержании под стражей) служит весомым инструментом давления на бизнес, удобна рейдерам и способствует развитию коррупции в судебной и милицейской системе.

Позволим себе повторить уже высказанное ранее на этой странице предложение: ввести мораторий на аресты предпринимателей малого и среднего бизнеса до суда. Этот шаг был бы прекрасным сигналом для общества.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать