Статья опубликована в № 2191 от 09.09.2008 под заголовком: Наше «мы»: Слово «война»

Наше «мы»: Слово «война»

Ну вот и президент сказал слово «война». По данным «Левада-центра» на конец августа, 35% жителей крупных городов сочли, что нас ожидает новый виток холодной войны. На групповых дискуссиях сразу после боев на Кавказе российские мужчины говорили о том, что третья мировая война уже началась либо скоро начнется. (Война, так или иначе, с Америкой, но не термоядерная, а вроде только что состоявшейся.) Россияне все меньше боятся этого слова, а главное – все меньше боятся этого столкновения.

Разумеется, большинство населения страны было, есть и будет против войны. Но общественное мнение не способно влиять на политику (первая чеченская была начата и велась при постоянном несогласии подавляющей части россиян). В нынешней ситуации большее значение имеет пафос тех, кто уже сейчас готов воевать с США. Сам по себе он войны не может вызвать, но от того не становится безвредным и безобидным. Этот дух является первым условием, чтобы развернуть национальное сознание в сторону милитаризации.

Милитаризация в любой стране, а в России особенно, всегда была средством подчинить общество – с его согласия – структурам и лицам, которые наименее склонны отчитываться перед обществом в своих действиях. А действия эти на обществе сказываются весьма существенно. Ему сначала предлагают потуже затянуть пояса, потом поменьше задавать вопросов, потом поменьше болтать, потом приводить сыновей на сборный пункт.

Но это неприятные этапы. А милитаризация начинается с того, что многим доставляет удовольствие. Самое главное из позитивных чувств, которые может переживать любое общество, – это восторг от собственной сплоченности. В своих высших проявлениях он недаром зовется в народе «угар». Это род опьянения, экстаза. Далее – публике нравится, когда пресса ей рассказывает, как нехороши те, кто стоит во главе наших противников. Приятно думать, что некоторые из них не в своем уме.

В складывающейся атмосфере еще одно развлечение – слушать речи, в которых оратор специально для удовольствия аудитории говорит в адрес противника что-нибудь, что в этой аудитории до того признавалось неудобным для произнесения вслух, неподобающим морально или политически. Действенность этого приема открыл для нынешнего поколения российских политиков В. В. Жириновский. Но сегодня найдутся те, кто иной раз на радость публике выразится куда более хлестко и более веско, чем он.

Ну и главный аттракцион эпохи начинающейся милитаризации – это, конечно, приобретшее новый настрой телевидение. Оно само обрадовалось возможности заменить часть развлекухи, за засилье которой его стали поругивать, на то, что оно предлагает считать информацией. Однако опрошенные горожане в ее оценке разделились поровну: 44% считают, что «сообщения российских официальных СМИ из зоны грузино-осетинского конфликта являются достаточно полными и объективными», а 43% полагают, что они дают «фрагментарное и одностороннее освещение событий».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать