Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2196 от 16.09.2008 под заголовком: От редакции: Польза от кризиса

От редакции: Польза от кризиса

Картина массовых увольнений американских инвестбанкиров невольно пробуждает в памяти российские события 1998 г., когда без работы оказались финансовые аналитики, служащие бэк-офисов, специалисты по связям с общественностью и другие сотрудники, не участвующие в производстве основного продукта. Благодаря тому кризису, например, в журналистике появилось несколько ярких имен: бывшие финансисты сумели успешно реализовать себя в новой профессии.

Сегодня очевидно, что трудности российского фондового рынка не временные. Рынок продолжает падать, даже если из-за границы приходят хорошие новости, а макроэкономическая ситуация внутри страны остается благоприятной. Финансистов, как и 10 лет назад, посещают мысли временно отойти от дел – например, заняться йогой или продолжить образование за рубежом.

Способен ли нынешний финансовый кризис изменить рынок труда так же, как это произошло после августа 1998 г.? Тогда трансформация была глобальной: шок от девальвации рубля продолжался примерно полгода. В это время в стране наблюдался самый высокий в истории уровень безработицы – 13,2%. Но затем она начала быстро сокращаться: отечественные производители, получившие преимущество перед импортом благодаря дешевому рублю, стали активно наращивать обороты. Резко вырос спрос на персонал, занятый в промышленности. А экономический рост, который последовал за кризисом, сформировал рынок труда в его нынешнем виде: минимальная в истории безработица (5,6%) и рост доходов, вдвое опережающий рост производительности труда.

Экономисты единодушны: тот кризис оказался исключительно благотворным для рынка труда. Он устранил диспропорции, решил проблему занятости, заставил власти задуматься об изменении системы образования. Но в последние четыре года на рынке труда стали надуваться пузыри, связанные с кадровым дефицитом и притоком экспортных сверхдоходов. На корпоративных вечеринках взахлеб рассказывают о друзьях и знакомых, которые за четыре года поменяли несколько мест работы и повысили свои доходы в 5–10 раз. Ясно, что их квалификация не росла такими же темпами. Но работодатели вынуждены платить астрономические суммы даже специалистам, квалификация которых их не устраивает.

Вот эту проблему скорее всего и решит нынешний кризис.

Зарплаты не будут расти так, как раньше (см. подробнее статью на стр. А7). Опрошенные «Ведомостями» рекрутеры уже заметили снижение спроса на специалистов финансового сектора. А у тех, кто устраивается на работу, зарплатные ожидания стали скромнее. Пока это нельзя назвать спадом – речь идет только о замедлении темпов роста зарплат и вакансий. Но спрос и предложение на рынке будут более сбалансированными, прогнозируют рекрутеры. Помогает и мировой финансовый кризис: из Нью-Йорка и Лондона возвращаются россияне, которые работали там в финансовом секторе. Эти высококвалифицированные специалисты заполнят часть вакансий, и нехватка топ-персонала перестанет быть чрезмерно острой.

В 2001–2007 гг. рабочая сила в России подорожала в 6,2 раза, а производительность труда выросла только в 1,4 раза. Зарплаты даже в реальном выражении растут вдвое быстрее производительности труда. Последствия этой диспропорции печальны: по расчетам Центра развития, из-за роста издержек (главным образом на оплату труда) конкурентоспособность российской промышленности каждый год снижается на 12–15% по сравнению со странами – торговыми партнерами.

Качественная работа должна достойно оплачиваться, а труд в России все еще дешев. Но чтобы наша экономика была конкурентоспособной, зарплаты должны расти вместе с производительностью труда. Иначе мы будем просто проедать накопленные ресурсы и залезать в долги. Если нынешний кризис приостановит зарплатное безумие, в конечном итоге выиграют все – включая тех, кто по этой причине не купит себе новый Lexus.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать