Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2202 от 24.09.2008 под заголовком: От редакции: Кто нас боится

От редакции: Кто нас боится

Европа и США снова боятся России. Соцопросы фиксируют скачкообразный рост опасений после российско-грузинской войны. Противостояние Россия – Запад возрождает в обществе представления времен холодной войны. При этом если на Западе это противостояние вызывает скорее страх и озабоченность, то в России – своего рода удовлетворение. Для большинства россиян холодная война никогда и не заканчивалась – просто теперь Россия в ней отвоевывает позиции.

Вчера Financial Times опубликовала результаты очередного опроса, проведенного Harris Interactive по заказу газеты в Англии, Франции, Италии, Испании и Германии. Социологи опрашивали западноевропейцев ежемесячно в течение года. Еще в августе, до событий на Кавказе, только 4% опрошенных считали Россию величайшей угрозой глобальной стабильности. В сентябре с 17% Россия вышла на третье место в общем списке, опередив Иран (14%) и приблизившись к Китаю (21%). Россия «росла» в основном за счет Китая и остающихся лидером (26%) США. Китай и Америка с августа стали примерно на 6% менее ужасными в глазах европейцев.

Аналогичные измерения в США показывают, что зрачки американцев также резко расширились: в начале августа Россию величайшей угрозой считали 2%, в сентябре – 13%.

Жителей стран Западной Европы специально спросили, следует ли увеличивать расходы на оборону и следует ли отправлять войска на защиту стран Балтии (это предусматривает статья 5 устава НАТО) в случае военной операции со стороны России. Здесь социологов ждала относительная неожиданность: ни увеличивать военный бюджет, ни воевать за Балтию жители стран – союзников по альянсу не хотят. В Германии 50% респондентов сказали, что будут выступать против направления военнослужащих на защиту трех государств (26% за), в остальных странах сторонников и противников помощи примерно по 30–40%: англичане и французы чуть более воинственны, испанцы и итальянцы чуть более миролюбивы.

В пользу увеличения военного бюджета своих стран высказывается еще меньше европейцев: не более 10% в каждой стране. Более половины опрошенных против. Самый маленький процент противников – 49% – в Англии. Американцы смотрят на вещи несколько проще: там, несмотря даже на многолетние расходы на кампании в Афганистане и Ираке, 20% высказываются за рост военных расходов (37% против).

Послать солдат на выручку прибалтов готовы около 40% американцев (примерно столько же не готовы).

Россияне, по данным сентябрьских опросов ВЦИОМ, стали гораздо хуже относиться к Западу – прежде всего к США и НАТО. Две трети опрошенных (65%) заявили о негативном отношении к США (в июне таких было 29%, а 49% воспринимали Америку положительно). НАТО не любят 63%. К Евросоюзу россияне относятся теплее: 42% позитивно, 15% негативно. Очевидно, это следствие оценки роли США в кавказском конфликте – россияне считают, что американцы провоцировали Грузию к войне.

Итоги войны подняли патриотическое настроение россиян: вырос уровень поддержки действий властей (59% считают внешнюю политику эффективной, по данным фонда «Общественное мнение»), уверенность в силе армии (83%, по данным ВЦИОМ, считают, что она способна защитить в случае реальной угрозы). Опросов о необходимости увеличения военных расходов пока не было, но решение о росте уже принято правительством.

Конечно, вопросы в западных и российских исследованиях формулировались по-разному, тем не менее есть ощущение, что россияне воспринимают ситуацию спокойнее, с известным фатализмом. Недавний опрос ФОМ, посвященный восприятию термина «холодная война», показал: больше половины россиян (56%) уверены, что холодная война идет в мире и сейчас. Среди тех, кто знает, что такое холодная война, присутствует удивительное равномерное распределение ответов о дате ее начала – от Первой мировой до начала президентства Владимира Путина. Россияне вкладывают в понятие холодной войны главным образом напряженность в мире и непрекращающееся противостояние с США. Россияне в большинстве своем считают холодную войну вредной – прежде всего для экономики, – но неизбежной.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать