Статья опубликована в № 2230 от 01.11.2008 под заголовком: От редакции: Праздник для взрослых

От редакции: Праздник для взрослых

Отношение к экономии подчеркивает национальные различия намного ярче, чем любые другие культурные особенности. Международный день экономии и сбережений 31 октября, который в Германии, например, считается одним из самых почитаемых праздников, в России вчера был мало кем замечен. Те, кто случайно углядел эту дату в календаре, спешили либо поиронизировать над скупостью, либо пожалеть несчастных, вынужденных считать каждую копейку.

Понижение температуры в комнате на 1 градус снижает затраты на обогрев в среднем на 6%, а если выключать воду во время бритья, можно экономить 380 л воды в неделю. Какие чувства вызывает у россиянина подобная информация? Уныние и воспоминания о трудных временах, в которые категорически не хочется возвращаться, будь то СССР с его лозунгами про экономную экономику или голодные 90-е годы.

Парадокс: несмотря на многолетнюю советскую пропаганду и тот факт, что большинство наших родителей, бабушек и дедушек прожили жизнь в режиме строжайшей экономии, на уровне коллективного бессознательного российское общество бережливость осуждает. Виноваты в этом негативные литературные образы Плюшкина и скупого рыцаря или причины лежат глубже, но стремление бережно относиться к тому, что заработано и на что потрачено время и здоровье, не считается в России одобряемым и достойным поведением. Экономия для нашего соотечественника – это скорее унизительная необходимость и признак неблагополучия.

Накапливать добро и дорожить фамильными ценностями в советские времена было не только непрестижно, но даже опасно. В рыночную эпоху опыт был еще более негативным: сбережения не раз обесценивались, а вкладчики пережили не один банковский кризис. Неудивительно, что даже в благополучные времена граждане предпочитали тут же тратить растущие заработки, а не беречь их.

Жить сегодняшним днем, с размахом, пусть и в долг. Таким девизом в последние семь лет руководствовалась вся страна – от олигархов, сколотивших в долг целые империи, до студентов, регулярно обновляющих в кредит модели мобильных телефонов. Если взять стремительно росшие в 2004–2008 гг. доходы граждан и сравнить их с вкладами и кредитами, то окажется, что объем кредитов по отношению к доходам вырос в пять раз, а банковских вкладов – только на 42%.

В прошлом году физлица взяли в кредит сумму, эквивалентную примерно 14% своих доходов, а сберегли 24,4% заработанного.

И речь не только о деньгах. Вкус жизни с размахом в Москве буквально витает в воздухе, и очень похожее ощущение возникает на улицах Дубая. А вот в столице другой богатой нефтегазовой державы – Осло – царит воздержанность и скромность во всем, хотя миллиарды текут туда такой же широкой рекой. Очевидно, что ценности у нас разные.

Экономия воды, бумаги, электричества в нашей стране считается признаком бедности, т. е. неуспешности. Экономия времени – своего и особенно чужого – категория нам вообще глубоко чуждая. Тайм-менеджмент потихоньку приживается среди офисных служащих, но только как суровая необходимость, а уж никак не зов души. Хотя время, вообще-то, самый ценный ресурс, поскольку в отличие от всего остального незаменим, конечен и его не купишь ни за какие деньги.

Кризис уже заставил многих задуматься о сокращении издержек и снижении стандартов потребления. Скоро экономия станет массовым явлением, поскольку доходы перестанут расти прежними темпами, а взятые в прежние годы долги придется отдавать. Приведет ли вынужденная экономия к позитивным изменениям в нашем коллективном бессознательном, зависит от продолжительности кризиса и от того, как общество будет адаптироваться к новому состоянию. Можно просто переждать плохие времена и вновь удариться в консюмеризм при первой же возможности. А можно переосмыслить новый опыт и начать относиться к бережливости как к качеству, отличающему зрелую личность и зрелое общество.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать