Статья опубликована в № 2231 от 05.11.2008 под заголовком: Политэкономия: Привет от Никсона

Политэкономия: Привет от Никсона

Мы заново переживаем в 2008 г. 1968 год. И дело не только в «датском» переосмыслении событий 40-летней давности и попытке нового прочтения истоков и смысла Пражской весны, парижского мая, августовского советского вторжения. 40 лет назад тоже ломались устои и происходило качественное изменение политической, экономической, гражданской среды, формировался новый мировой порядок. Сейчас тоже говорят о новом политическом и финансовом миропорядке.

После выборов президента США, страны, которая пока – хотим мы этого или нет – будет определять контуры нового мира, самое время вспомнить главу американского государства, выигравшего выборы ровно 40 лет назад, – Ричарда Никсона. Вспомнить по нескольким причинам.

Во-первых, при нем в экономической политике победили идеи максимального вмешательства государства в экономику. 15 августа 1971-го и вовсе было введено регулирование зарплат и цен. (Узнав об этом, будущий председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспэн упал на ровном месте в собственном доме и на всю жизнь повредил себе спину.) Во-вторых, в тот же день Никсоном был объявлен запрет на конвертацию доллара в золото, что означало конец привязки цены американской валюты к цене золота. А значит, крушение одного из главных принципов столь часто поминаемой сегодня Бреттон-Вудской системы. В историю это событие вошло как «Никсон-шок».

Спустя короткое время регулирование зарплат и цен естественным образом перестало действовать, а с инфляцией пришлось бороться уже администрации Джеральда Форда – после уотергейтского скандала. Государственный интервенционизм по-никсоновски тоже пережил свой Уотергейт – экономический.

Что же до системы мировых финансовых отношений, основы которой были заложены в 1944 г. на конференции в городке Бреттон-Вудс, то, когда сегодня президент России говорит об отказе от его принципов, он, судя по всему, имеет в виду созданные тогда институты – МВФ и Всемирный банк. Их роль существенным образом трансформировалась за последние годы, а об их неадекватности говорят уже несколько лет кряду – столько же, сколько о реформе ООН, НАТО и иных организационных столпов послевоенного миропорядка. МВФ и Всемирный банк в своей традиционной роли, возможно, и устарели. Но есть два обстоятельства. О первом сегодня в России говорить не модно: стабилизационные программы в странах Восточной Европы и в России были осуществлены по рецептам «Бреттон-Вудских сестер». Второе сводится к тому, что замену им пока не могут найти, равно как и сформулировать принципы реформирования.

Новая эпоха наступала 40 лет назад после выборов президента США. Экономические издержки переходного периода компенсировались политическими бонусами: при Никсоне в начале 70-х наступило беспрецедентное потепление в отношениях двух сверхдержав. Возможно, сейчас произойдет то же самое. А Медведев сыграет роль Брежнева. В хорошем смысле, разумеется.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать