Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2243 от 21.11.2008 под заголовком: От редакции: Выбор наследства

От редакции: Выбор наследства

Очередной «съезд победителей» интересен не только экономическими новациями, предложенными председателем «Единой России» и премьером Владимиром Путиным. «Единая Россия» четко назвала свою идеологию – консерватизм, отказавшись от определений вроде «либеральный» или «социальный». «Мы называем свою идеологию российским консерватизмом», – заявил вчера на съезде председатель высшего совета ЕР Борис Грызлов. Таким образом, партии власти близки идеи широкого круга отечественных мыслителей и общественных деятелей – от Сергея Уварова и Константина Леонтьева до Ивана Ильина и Александра Солженицына.

Этих совершенно разных людей объединяло антизападничество, убежденность в особом пути развития России и уверенность в необходимости для нее персонифицированной власти и вредоносности масштабных реформ. Консерваторы стремились оградить страну от проникновения в Россию чуждых для нее принципов представительной демократии и верховенства закона. Автор триады «православие, самодержавие, народность» Сергей Уваров говорил: «Если мне удастся отодвинуть Россию на 50 лет от того, что готовят ей теории, то я исполню мой долг и умру спокойно». В 1883 г. серый кардинал контрреформ обер-прокурор синода Константин Победоносцев писал: «Когда суд отделен от государства (на наше горе успели сделать это и у нас), он становится орудием господствующей партии <...> Единая власть – единственный залог правды для России. Вот где правда, а там (на Западе. – «Ведомости») – ложь, роковая ложь для России».

Так или иначе, партия власти выбрала свою идеологию. Но богатейшее культурное наследство России далеко не исчерпывается консервативной традицией. Другим политическим силам будет теперь легче определять свои принципы, опираясь на другие пласты нашей истории. Начиная с Никиты Панина, стремившегося (безуспешно) убедить Екатерину II сделать принцип верховенства закона действующим даже для монарха, многие государственники считали строгое соблюдение закона необходимым условием развития страны. Осознание, что России необходимо сделать правителя подзаконным, пришло давно, но никогда, по сути, не было реализовано. Дмитрий Замятнин, министр юстиции в 1864–1867 гг., говорил: «Милостивый, справедливый и равный для всех суд и закон – вот тот краеугольный камень, на котором зиждется сила и благо России и ее подданных».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more