Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2248 от 28.11.2008 под заголовком: От редакции: Оплата натурой

От редакции: Оплата натурой

Забытое слово «бартер» возвращается в оборот. На страницах федеральных газет на этой неделе появились объявления с предложением товарно-расчетных услуг: некий «антикризисный центр» обещает решить проблему сбыта, неплатежей и недостроя по схеме, широко известной в 90-х гг.

Судя по статьям, присылаемым корреспондентами «Ведомостей» из регионов, застройщики там вовсю рассчитываются с поставщиками не деньгами, а квартирами, предлагая их дешевле рыночной стоимости на 5–10%. Наверное, не за горами тот день, когда биржа РТС вспомнит, что она – товарно-сырьевая.

Чтобы понять, чем плох бартер, не нужно читать экономические учебники, достаточно открыть газеты 1996 г. В качестве товарных средств оплаты труда на промышленных предприятиях в то время фигурировали сосиски, огурцы, сахар, талоны на обеды в столовой; орудия домашнего труда – совки, ведра, лопаты; предметы длительного пользования – холодильники, велосипеды, телевизоры, мотопилы, а также мужское и женское нижнее белье. В натуральной форме предоставлялось даже ежемесячное пособие на детей: компания «Агрокалибр» (Челябинская обл.) в июле 1996 г. выдавала его в виде четырех бутылок водки.

Трудно поверить, что такое возможно сейчас, но вот последние данные Росстата: в октябре 2008 г. задолженность по зарплате (без учета малого бизнеса) выросла на 33,4% и к 1 ноября достигла 4 млрд руб. В докризисном сентябре этот показатель вырос лишь на 2%. Для сравнения: за весь 2007 г. долги по зарплате выросли на сумму, которая на порядок меньше нынешней, – 319,2 млн руб. Основная причина невыплаты зарплаты – отсутствие у предприятий собственных средств, констатирует Росстат. За октябрь такие долги увеличились на 34,9% до 3,8 млрд руб. – 94,6% общей суммы задолженности.

Средств нет из-за того, что нарастают неплатежи между компаниями. Привыкшие к доступным кредитам, компании в условиях кризиса оказались не в состоянии расплатиться с поставщиками, которые сейчас фактически кредитуют своих покупателей. Особенно хорошо это видно по розничной торговле, где задержки платежей доходят до 120 дней вместо обычных 2–3 недель. О росте числа неоплаченных счетов сообщают и поставщики электроэнергии.

Статистики, которая бы отражала картину неплатежей по всей стране, еще нет. Но косвенно о нарастании проблем с расчетами свидетельствуют опросы предпринимателей.

По данным Института экономики переходного периода, упоминание неплатежей среди проблем промышленности в ноябре по сравнению с аналогичным показателем прошлого года выросло почти вдвое – до 21%.

Возможно ли возвращение к бартеру в масштабах, свойственных середине 1990-х? Вряд ли.

Трудность для желающих заменить деньги бартером состоит в необходимости серьезного менеджмента по построению обменных цепочек. Достаточно прост бартер в строительном или рекламном бизнесе, но, скажем, в ВПК его представить сложно.

Главный враг бартера – государство, для которого натуральные расчеты затрудняют взыскание с компаний налогов. Еще в конце 1990-х были введены законодательные ограничения: даже если контрагенты по какой-то причине решили обменяться товарами или услугами, учитывать сделку на балансе они все равно обязаны в денежной форме. Это сделало использование бартера для ухода от налогов бессмысленным или во всяком случае очень трудоемким. Само слово «бартер» получило в словаре экономических агентов негативную коннотацию.

Культура хозяйствования за последние годы все-таки выросла. Эта культурная инерция и надежда на то, что денежное обращение в обозримом будущем восстановится, не позволят бартеру расцвести. Радикально выросли возможности государства как по созданию дополнительного платежеспособного спроса в экономике, так и по снабжению ее ликвидностью. Если ситуация с неплатежами будет ухудшаться, предприятия предпочтут бартеру сокращение производства и персонала (что было немыслимо в постсоветские годы).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать