Статья опубликована в № 2256 от 10.12.2008 под заголовком: От редакции: Ножницы зависли

От редакции: Ножницы зависли

Сокращение издержек – тема сезона. На вечеринках и даже детских праздниках рано или поздно разговор заходит о кризисе. Гости обмениваются «сводками с фронта» – где, сколько и как увольняют людей, где сокращают соцпакеты и зарплаты, где сворачивают производство и насколько еще надо урезать семейные расходы, чтобы продержаться на плаву.

Но есть одна экономическая единица, которую тема оптимизации издержек до сих пор обходила стороной, – это государство. Расходы федерального бюджета в 2009 г. увеличатся на 30%, несмотря на кризис. При том что бюджет рассчитан исходя из цены нефти в $78 за баррель, а цена, как известно, упала вдвое. Правительство собирается выполнить все взятые им на себя обязательства (включая антикризисную помощь компаниям и банкам) за счет ранее накопленных резервов. Что произойдет, когда резервы истощатся, даже думать страшно.

То ли страх мешал взглянуть правде в глаза, то ли чиновники по инерции продолжали верить в то, что мировой кризис пройдет стороной, но о сокращении государственных расходов до сих пор всерьез никто не говорил. Перелом произошел на днях: Минфин велел министерствам и ведомствам сократить расходы на 15%. Речь идет о затратах на госзакупки и контрактные расходы, поясняют чиновники.

Обсуждается сокращение на треть федеральных целевых программ и других госинвестиций. Правда, это экономия, которая сложится сама собой, а не благодаря чьим-то усилиям: из-за кризиса падают в цене стройматериалы и услуги подрядчиков, поэтому урезать бюджеты ФЦП будет несложно.

Посмотрим теперь, в какую сумму может вылиться задуманное сокращение издержек. Согласно утвержденному федеральному бюджету на 2009 г., правительство потратит на госзаказ 1,35 трлн руб. Расходы на госинвестиции большей частью входят в эту сумму, поэтому вся экономия составит не более 350 млрд руб.

Много это или мало? Это меньше 4% расходов федерального бюджета, при том что в следующем году они вырастут на 30% (не считая антикризисной помощи). Если сокращение госрасходов только этим и ограничится, оно не окажет заметного влияния ни на инфляцию, ни на состояние бюджета. Зато лишит части заработка тех, кто поставлял государству товары и услуги.

Сокращая издержки, надо принимать во внимание то, что сейчас практически только государство может поддержать спрос в экономике.

Поэтому оно должно больше инвестировать в строительство жилья, дорог, ЖКХ, создавая рабочие места и поддерживая на плаву строительную индустрию, машиностроение, металлургию. На этой логике был основан «Новый курс» Рузвельта, позволивший США выбраться из Великой депрессии 30-х гг. США и сейчас собираются потратить триллион долларов на крупные инфраструктурные проекты.

Но в России, как мы видим, госинвестиции урезаются первым делом. К тому же инвестиционный фонд, на средства которого тоже предполагалось строить инфраструктуру, де-факто прекратил свое существование, не успев начать работать: ни один проект не дошел до стадии практической реализации, новые проекты не утверждаются, а уже одобренные будут пересмотрены и отозваны. Между тем есть немало раздутых статей бюджета, которые в кризис можно было бы по крайней мере не увеличивать: например, расходы на госаппарат или оборону.

Сокращение расходов – всегда болезненный процесс. Понятно, что бюджет на следующий год формировался еще до кризиса. Но сейчас очень хорошее время для того, чтобы оптимизировать структуру государственных расходов, сделав их по-настоящему эффективными. На фоне всеобщих трудностей урезание ассигнований не будет восприниматься слишком остро, поэтому политических сложностей удастся избежать. При этом пригодятся наработки, которые делали правительственные эксперты в начале первого президентского срока Путина, – например, бюджетирование, ориентированное на результат. В то время нефть еще была дешевой и вести разумную бюджетную политику не считалось чем-то неприличным.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать