Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2260 от 16.12.2008 под заголовком: От редакции: Спасение в банкротстве

От редакции: Спасение в банкротстве

Престарелая пенсионерка из Огайо Эдди Полк 1 октября 2008 г. попыталась покончить с собой при выселении из дома, где прожила 40 лет. Женщина не смогла платить по ипотечному кредиту и выстрелила себе в грудь, когда увидела приближающихся к дому представителей власти. История, описанная журналом New Yorker, закончилась хорошо: пенсионерку удалось не только спасти, но и избавить ее от ипотечного долга – кредиторы списали его под впечатлением от поступка отчаявшейся женщины.

На российских просторах повторение таких историй, к сожалению, возможно. Около 600 000 российских семей, купивших квартиры в кредит, рискуют лишиться жилья. Опасности очевидны: многие граждане сейчас теряют работу и могут оказаться не в состоянии гасить банковский долг. К тому же стоимость жилья, находящегося в залоге, уменьшается, поскольку квартиры начали дешеветь, – это дает право банкам потребовать от заемщика дополнительных взносов, которые могут оказаться непосильными.

Власти понимают, что ипотечный кризис может стать серьезной социальной проблемой, поэтому правительство хочет за счет бюджета помогать потерявшим работу гражданам гасить ипотечный долг. План погашения ипотеки для тех, кто потерял источник дохода, еще готовится, но точно ясно, что заемщик, запрашивающий отсрочку по ипотечному кредиту, не будет освобожден от платежей совсем – они могут быть лишь уменьшены. Решение о том, дать ли отсрочку тому или иному заемщику, будут принимать банки: они могут и отказать потерявшему работу заемщику, если знают, что у него есть другой источник дохода или он раньше пропускал платежи. Иными словами, судьба заемщика все равно оказывается в руках банка, который меньше всего заинтересован в уменьшении поступлений.

Банки хотели бы, чтобы государство просто выкупало кредиты заемщиков, потерявших источник дохода, и таким образом возвращало им ликвидность. Но чиновники пока не готовы пойти на такой шаг.

Между тем есть механизм решения этой проблемы – банкротство физических лиц. Сегодня банкротами можно признать только компании или индивидуальных предпринимателей. Если по кредиту не может расплатиться гражданин, его имущество по решению суда изымается приставами, а расплачиваться приходится до полного погашения долга. Единственный способ списания долга – это смерть заемщика.

Еще весной Минэкономразвития подготовило законопроект о банкротстве физлиц, который позволяет заемщику избежать конфискации имущества и продолжать нормальную жизнь даже при наступлении финансовых трудностей. Объявленный банкротом гражданин сможет ходатайствовать о реструктуризации своего долга в течение пяти лет и даже сам составить ее план. При соблюдении этого плана гражданин будет считаться свободным от долгов. Конфискация имущества ему грозит, только если он не соблюдает план реструктуризации.

Банкротство физлиц помогает защитить платежеспособных должников, у которых возникли временные трудности: именно об этой категории граждан вроде бы сейчас радеет правительство. Но законопроект увяз в межведомственных согласованиях. И в отличие от других антикризисных законопроектов, которые Госдума штампует в ускоренном режиме, этот документ почему-то даже не дошел до правительства. «Нет политического решения», – объясняют чиновники.

Что же мешает принять такое политическое решение? Ответ – в принципиальном отличии между погашением просроченной ипотеки согласно плану правительства и через процедуру банкротства физлиц. В первом случае решение о рассрочке принимает сам банк, а во втором – суд, который с большой вероятностью будет на стороне заемщика, потерявшего доход. К тому же во втором случае банк лишается ликвидности без всякой компенсации со стороны государства. Поэтому у правительства сложный выбор: либо пустить по миру тысячи заемщиков, либо несколько банков, рискующих стать банкротами из-за неплатежей по ипотеке.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more